FOX NOTES все о бонистике

 

КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ    ПОРТАЛ    СПРАВОЧНАЯ    КОНТАКТЫ    ЕМАИЛ

 

Статьи по бонистике
 
Общегосударственные выпуски
Гражданская война
Частные выпуски
Военные выпуски
ГОЗНАК
Иностранные Государства
Фальшивомонетничество
Реставрация
На правах рукописи
 
СТАТЬИ
ДОКУМЕНТЫ
БИБЛИОГРАФИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

 
 

FOX NOTES. Продажа бумажных денежных знаков. Бон.

Вестник Банка России

11 марта 1999. - № 15 (359)

к 140-летию Банка России

Создание Государственного банка Российской империи

 

А. Бугров

   31 мая 1860 г. император Александр II в Царском Cеле подписал указ о создании Государственного банка Российской империи и утвердил его устав. Царская подпись скрепила эти документы еще в то время, когда в России господствовало крепостное право, государственные финансы были в плачевном состоянии, а проигравшая в Крымской войне Российская империя была обязана выполнить унизительные условия Франции и Англии по ликвидации черноморских военных баз. Создание Государственного банка стало чуть ли не первой реформой восшедшего на престол Александра II, после которой последовали уже отмена крепостной зависимости, учреждение земств, суда присяжных, отмена рекрутской повинности и другие начинания. Но прежде стояла реформа Государственного банка, что говорило о той надежде, которую просвещенная, реформаторская Россия возлагала на новое государственное кредитное учреждение.

10 июля 1859 г. по высочайшему повелению в Петербурге были учреждены комиссии по пересмотру банковской и налоговой системы. Всего их было четыре: Комиссия по преобразованию Государственного коммерческого банка, Комиссия по земским банкам, Комиссия по улучшению системы податей и пошлин и Комиссия по составлению правил для фабрик и заводов. Состав “банковских” комиссий был определен министром финансов А.М. Княжевичем. В них вошли наиболее крупные экономисты и чиновники кредитно-финансовой сферы. Будущий министр финансов М.Х. Рейтерн, ректор Киевского университета профессор политической экономии Н.Х. Бунге и Е.И. Ламанский, член Вольного экономического общества и член-корреспондент Российской академии наук, играли в комиссии ключевую роль.

Банковские комиссии признали необходимым решить три основные задачи, стоявшие перед банковской государственной системой страны:

- произвести “отверждение текучего долга”, другими словами, приостановить утечку вкладов и консолидировать их;

- ликвидировать старые кредитные учреждения;

- организовать новую систему банков в России.

Как было сказано в “Соображениях”, подготовленных банковскими комиссиями, “несостоятельность банков сделалась очевидной и кризис для них положительно наступил. Паллиативные меры для них недостаточны, потому что причины кризиса не скоропреходящие, но вытекают из самих оснований банковских операций... Нужно коренное преобразование всей системы, которая сама в себе таит корень зла и безвыходное положение”.

Автором проекта о преобразовании банковской системы России был Е.И. Ламанский. Этот проект предусматривал создание двух государственных банков - Коммерческого банка краткосрочного кредитования и так называемого Земского банка долгосрочного ипотечного кредитования.

Государственный банк ипотечного кредита виделся Е.И. Ламанскому по образцу Земского кредитного общества Царства Польского, кредитных учреждений российской Прибалтики, Германии или Франции. Это должен был быть банк, который при выдаче ссуды принимал бы во внимание “все частные и местные отличия и условия каждого залога”. Он должен создаваться по возможности с участием самих землевладельцев или в виде частной акционерной компании. Император Александр II покровительствовал либеральным реформаторам, поэтому неудивительно, что созданная Комиссия по пересмотру банковской системы в отношении поземельного кредита высказалась за полную свободу частного кредита.

В отношении создания нового государственного банка члены “банковских” комиссий высказались за реформирование Коммерческого банка и сосредоточение государственных кредитных установлений в одном ведомстве. Последнее решение было важно, так как в 1850-х гг. царило непонятное рассредоточение государственных кредитных учреждений по разным ведомствам. Коммерческий и Заемный банки находились в ведении Министерства финансов. Сохранные казны состояли при опекунских советах, подведомственных IV Отделению Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Приказы общественного призрения, производившие кредитные операции в губернских городах, входили в ведение Министерства внутренних дел.

Относительно реформирования Коммерческого банка была принята идея Е.И. Ламанского о расширении филиальной сети банка, круга его операций и введения в управление “частной деятельности”, чем “правительство доставило бы прочное обеспечение народному развитию и самостоятельности русской промышленности”. В результате реформирования казенных банков возможно было бы получить средства для восстановления денежно-кредитного обращения, нарушенного в период Крымской войны. Комиссия по реформированию Коммерческого банка приняла также идею Е.И. Ламанского о консолидации вкладов государственных кредитных установлений, но путем выпуска 5%-ных банковских билетов. По завершении консолидации предполагалось открыть операции нового государственного кредитного учреждения, передав ему вклады из подлежащих ликвидации государственных кредитных установлений.

Комиссия возложила на Е.И. Ламанского внедрение 5%-ных банковских билетов и составление нового устава для центрального государственного кредитного учреждения. Его было решено назвать Государственным банком. Хотя официально декларировалось, что Государственный банк является преобразованным Коммерческим банком, это было уже новое кредитное учреждение, основанное на новых началах. Его решено было открыть по завершении процесса консолидации вкладов, упразднив существовавшие казенные банки.

По воспоминаниям Е.И. Ламанского, ему поручили работать над проектом устава Государственного банка во второй половине 1859 и начале 1860 г. Хорошо знакомый с устройством банковской системы в Европе, он взял за основу нового устава устав Банка Франции, в котором проработал некоторое время сам. Е.И. Ламанский полагал, что кредитная система Франции была по тем временам самой передовой в Европе.

К созданию нового Государственного банка по образцу Банка Франции подталкивала сама жизнь - известно, что в 1859 г. московское купечество обратилось в Министерство финансов с запиской, в которой обосновывалась необходимость передачи Коммерческого банка акционерной компании с участием правительства.

Помимо Е.И. Ламанского, проекты об акционировании Коммерческого банка предоставили Н. Новосельский, А. Веймарн, Е. Гаспарини, Р. Клеменц и торговый дом “А. Жадимировского сыновья”.

Более полно первоначальный проект Е.И. Ламанского о создании Государственного банка отразился на страницах проекта восстановления денежного обращения, написанного им в ноябре 1861 г. Государственный банк, писал он, - это банк “исключительно торгового значения”, создание которого будет способствовать восстановлению денежного обращения.

Преобразованный банк должен получить максимум самостоятельности. Он должен быть изъят из ведения Министерства финансов и передан в ведение Совета Государственных кредитных установлений. Состав Совета должен быть расширен членами от правительства, дворянства и купечества. Это придавало его решениям большую “демократичность”, так как они принимались большинством голосов.

Государственный банк должен приобрести черты государственно-акционерной компании, подобно Банку Франции, учрежденному на акционерный капитал, но действующему на основании специальных законов (от 14 апреля 1803 г., от 22 апреля 1806 г. и уставу от 16 января 1808 г.). Разница заключалась в том, что Банк Франции имел независимое от правительства управление, а в управлении Государственным банком роль государства как держателя крупного пакета акций была бы большой. Акционерная компания вносит в основной капитал Государственного банка 20 млн. руб., присоединяемые к уставному капиталу, выделенному государством. Управляющий, его заместитель и шесть директоров назначаются правительством из акционеров, а другие шесть директоров избираются самими акционерами. Кроме того, в состав высшего органа управления банком - Правления - входят по два члена от правительства, дворянства и купечества, которые получают полномочия директоров.

Государственному банку предполагалось передать эмиссионное право - право выпуска банкнот и беспроцентных банковских билетов. При этом, как считал Е.И. Ламанский, банк может производить эмиссионные выпуски только в двух случаях - “или в обмен за приносимое золото и серебро, или в обмен краткосрочных торговых бумаг и векселей, принимая их в учет на три или на шесть месяцев” (т.е. только в том случае, если эмиссия бумажных денежных знаков обеспечена металлическим фондом или ликвидными активами (требованиями) банка. - Ред.). Исследуя зарубежный опыт, он пришел к выводу, что при таких условиях возможно установить свободный размен бумажных денег на звонкую монету.

Текст проекта устава был отпечатан и разослан в крупные города империи. В Петербурге проект был оглашен купечеству, главным образом иностранным купцам, которые были хорошо знакомы с вопросами коммерческого кредита. Исправленный согласно поступившим замечаниям проект устава был одобрен министром финансов и внесен на рассмотрение Государственного совета.

Однако Е.И. Ламанскому не удалось полностью реализовать свой проект. Комитет финансов отказался допустить к управлению Государственным банком частную акционерную компанию, предоставить ему право эмиссии банкнот и сохранил за ним характер государственного учреждения. По словам Е.И. Ламанского, план был видоизменен ввиду того, что “представлял собою слишком резкий переход от прежнего строгого казенного кредитного учреждения к частному банковскому предприятию”. Однако, несмотря на то что по уставу Государственный банк оставался в ведении Министерства финансов и был лишен эмиссионного права, новое учреждение заметно отличалось от старых казенных банков. Операции коммерческого кредитного учреждения были отделены от операций, производимых за счет Государственного казначейства. Банк получил право вести коммерческие операции исходя из их выгоды и прибыльности.

Видоизмененный устав Государственного банка удостоился утверждения императора 31 мая 1860 г. Согласно ст. 4 указа Государственный банк был преобразован из Коммерческого банка, в котором по указу от 26 декабря 1859 г. сосредоточилась вкладная операция, закрытая во всех остальных государственных кредитных учреждениях. Заемный банк упразднялся с передачей всей бухгалтерии в Санкт-Петербургскую сохранную казну (ст. 1). На Государственный банк была возложена задача ликвидации всех старых счетов бывших кредитных установлений. Эта операция осуществлялась как комиссионная - она велась не на средства Госбанка, а за счет Государственного казначейства, которое в случае надобности выделяло на нее дополнительные средства в виде наличности или процентных обязательств государственного казначейства с правом банка обращать их в наличные деньги через продажу на бирже.

По остаточному балансу Государственному банку передавались все вклады государственных кредитных учреждений (ст. 5, 6), а также наличные кассы и торговые залоги Коммерческого банка (ст. 8). Госбанку переходили обязанности Коммерческого банка платить проценты по купонам 5%-ных банковых билетов и капитала по ним, определенные Положением о государственных 5%-ных банковых билетах, а также обязанности возврата вкладов и выплаты процентов по ним из ликвидированных казенных банков (ст. 11, 12)1. На покрытие этих расходов банку передавались выплаты по ссудам с заемщиков и выплаты по долгу Государственного казначейства и казенных учреждений, прежде выплачивавшиеся Коммерческому, Заемному банкам, сохранным казнам и Приказу общественного призрения (ст. 17, 18). Ссуды, выданные из упраздненных банков Государственному казначейству, соединялись в один общий счет долга Государственного казначейства Государственному банку (ст. 14). Кроме того, Государственный банк принимал на себя обслуживание всего внутреннего государственного долга (ст. 15). Экспедиция государственных кредитных билетов, учрежденная на завершающем этапе денежной реформы графа Е.Ф. Канкрина в 1843 г. и ведавшая эмиссией и заменой кредитных билетов, присоединялась к Государственному банку (ст. 7).

Основной капитал Государственного банка определялся в 15 млн. руб., переданных из капиталов Заемного и Коммерческого банков. Резервный капитал назначался из средств казны в размере 1 млн. руб. с последующим его доведением до 3 млн. руб. Операции Государственного банка, определенные в уставе, решено было вводить постепенно, “сперва в самом банке, а затем в банковых конторах по ближайшему усмотрению министра финансов с объявлением к общему сведению правил о производстве банковых операций” (ст. 9). Предполагалось увеличить филиальную сеть банка - “об открытии новых банковых контор в городах, имеющих важное значение во внутренней торговле и промышленности, министру финансов войти в ближайшее соображение и представить на утверждение Наше установленным порядком”.

Утвержденный императором вариант устава был значительно “смягчен” относительно первоначального проекта и приближен к существовавшему уставу Коммерческого банка, который, как и Государственный банк, был банком краткосрочного кредитования. Согласно уставу 1860 г. целью Государственного банка было “оживление торговых оборотов” и “упрочение денежной кредитной системы” (ст. 1). В то же время целью Коммерческого банка по уставу 1817 г. объявлялось “лучшее облегчение коммерческих оборотов и платежей”. Под коммерческими оборотами в это время подразумевались прежде всего торговые обороты. Поскольку Коммерческий банк сосуществовал в одно время с Ассигнационным, на который была возложена функция регулирования денежного обращения, то Коммерческий банк учреждался как банк именно торгового кредита. Е.И. Ламанский хотел совместить в уставе Государственного банка две перечисленные задачи. Для выполнения этой цели к Государственному банку была присоединена Экспедиция государственных кредитных билетов, остававшаяся непонятным придатком к банку, которому в 1860 г. так и не было дано права выпуска банковских нот. По этому поводу современник Е.И. Ламанского экономист В. Гольдман писал, что соединение Государственного банка с Экспедицией государственных кредитных билетов представляется непонятным, тем более что Государственный банк не был выведен из-под строгого государственного подчинения. Да и сам Е.И. Ламанский ввиду “половинчатости” реализации составленного им проекта вспоминал, что самостоятельность Госбанка была обещана только на бумаге. Присоединение Экспедиции государственных кредитных билетов он считал переходным периодом к предоставлению Государственному банку эмиссионного права. Отныне выпуски государственных кредитных билетов на покрытие государственных расходов записывались в счет долга Государственного казначейства банку.

Устав Коммерческого банка 1817 г. в отличие от устава Государственного банка 1860 г. не оперировал такими понятиями, как основной и резервный капитал. В уставе 1817 г. говорилось лишь о “капитале” из казны в 30 млн. руб., отпущенном “для произведения учета” (ст. 5), т.е. на оборотные средства. Введение Е.И. Ламанским в устав Госбанка 1860 г. понятий уставного и резервного капитала имело целью сделать его более устойчивым в обеспечении своих обязательств.

Е.И. Ламанский в уставе 1860 г. четко разграничил операции Государственного банка на две категории - “обязанности, возлагаемые на банк со стороны казны” и собственно коммерческие операции. Такого деления в уставе Коммерческого банка 1817 г. не наблюдалось. Однако характер операций Госбанка за счет казны - выплата процентов и возврат капитала по вкладам бывших кредитных установлений, платеж процентов по 5%-ным банковским билетам и обмен и размен кредитных билетов - не были присущи Коммерческому банку уже потому, что он не занимался ликвидацией прежних казенных банков. Обмен и размен бумажных денег производился в Ассигнационном банке, а по его упразднении в 1843 г. - в Экспедиции государственных кредитных билетов.

В отличие от устава Коммерческого банка устав Государственного банка расширял круг банковских операций и приближал его к кругу операций Банка Франции. Коммерческий банк занимался исключительно приемом вкладов и вкладов на хранение, учетом векселей, выдачей товарных ссуд (под товары российского производства) и переводом сумм. Помимо этих операций, Государственный банк по уставу 1860 г. мог проводить операции с государственными ценными бумагами - “банк имеет право приобретать за свой счет и продавать государственные процентные бумаги” в сумме, не превышающей сумму его собственного капитала (ст. 13). Кроме векселей, Государственный банк по уставу 1860 г. мог учитывать и другие срочные бумаги (“правительственные и общественные”), а также иностранные тратты - переводные векселя, занимаясь, таким образом, обменом валюты. Ему разрешено было покупать и продавать золото и серебро (ст. 24, 40), однако практически эта операция начала производиться в Госбанке лишь с 30 июля 1867 г. Государственному банку разрешалось проводить трастовые операции - в частности, получать деньги по векселям и другим денежным документам в счет доверителей (ст. 41-46), бесплатно исполнять платежи по ордерам клиентов, имеющих текущие счета в Госбанке (ст. 58), переводить их суммы за льготный процент (1/6% вместо положенного 1/4%) (ст. 59).

Значительные изменения по новому уставу 1860 г. претерпел вексельный учет. По уставу Коммерческого банка 1817 г. к учету принимались торговые, финансовые и промышленные векселя как российских подданных, так и иностранных купцов (ст. 42) с условием, чтобы трассант, трассат или надписатель векселя был российский подданный “и чтоб один из участвующих в векселе имел пребывание в Санкт-Петербурге”.

Несмотря на декларированный уставом Коммерческого банка 1817 г. прием к учету переводных векселей, многие его учреждения, такие, как Московская контора, принимали почти исключительно простые векселя. По воспоминанию Е.И. Ламанского, учет векселей в Коммерческом банке велся чисто формально.

По уставу 1860 г. принимаемые к учету векселя должны быть основаны только на торговых сделках - в противном случае они не принимались к учету (ст. 27). Отказ в приеме финансовых и промышленных векселей объяснялся их слабой ликвидностью, недостаточностью обеспечения, что приносило убытки банку. Поскольку Е.И. Ламанский создавал коммерческий банк “де-факто”, он предусмотрел возможность ведения Госбанком выгодных для него операций.

Итак, в отличие от устава Коммерческого банка 1817 г. по Уставу Государственного банка 1860 г. векселя принимались непосредственно от купцов, и только векселя, основанные на торговых сделках. Е.И. Ламанский отменил ограничения в сумме учета векселя в зависимости от принадлежности клиента к гильдии купечества. Однако на практике клиентура Государственного банка продолжала состоять в основном из крупного купечества, которое получало по кредитам значительные суммы. Вплоть до конца прошлого века простому заемщику получить кредит в Государственном банке было проблематично.

Учетный процент по уставу Коммерческого банка 1817 г. утверждался по прошествии 15 дней министром финансов по представлению банка (ст. 44). Е.И. Ламанский отнес определение дисконта к компетенции исключительно Правления Государственного банка (ст. 31 уст. 1860 г.) - высшего органа управления Государственным банком, - подобно тому, как это было заведено в Банке Франции.

Как известно, Коммерческий банк выдавал лишь подтоварные ссуды, руководствуясь еще положениями устава учетных контор при Ассигнационном банке от 2 марта 1806 г. Согласно уставу Государственного банка в залог при выдаче ссуды принимались процентные бумаги, а также золото и серебро (ст. 71). При этом объемы выдачи ссуд под процентные бумаги были наибольшими относительно объемов выдачи ссуд под другие обеспечения.

В числе бумаг, допущенных до залога при выдаче ссуды, устав Государственного банка 1860 г. определял билеты Государственной комиссии погашения долгов, билеты Государственного казначейства, государственные 5%-ные банковые билеты, облигации польских займов, акции и облигации компаний, пользующихся гарантией правительства, и облигации земских кредитных обществ (ст. 72). Из этого списка видно то большое значение, которое придавал Госбанку Е.И. Ламанский в деле осуществления политики поддержки и курса российских государственных ценных бумаг и создания их “престижности” среди населения. Вообще активная работа по поддержке и распространению российских государственных ценных бумаг составляла характерную черту Государственного банка. Она проводилась в рамках денежно-кредитного регулирования и способствовала поддержанию их курса в пору экономических кризисов 1873 г. и 1882 г., когда курсы ценных бумаг частных и акционерных компаний испытывали значительные понижения. О поддержке российских государственных ценных бумаг свидетельствует и то, что ссуды под их обеспечение выдавались по уставу Госбанка 1860 г. в размере от 75 до 85% биржевой цены бумаг, в то время как по ссудам под товарное обеспечение - от 50 до 60% цены товара (ст. 73, 89).

Уставом Государственного банка 1860 г. разрешалось производство ссуд и под акции и облигации частных обществ, однако на очень невыгодных условиях - такие ссуды производились на срок не более 3 месяцев и выдавались в размере не более 50% биржевой цены акции (ст. 75). Это объяснялось не слишком большой надежностью таких обеспечений, значительным колебанием биржевых цен на акции и облигации частных обществ, их резким падением во время экономических и политических кризисов.

Относительно приема вкладов статьей 49 устава Государственного банка 1860 г. был изменен порядок передачи расписок о приеме вклада на хранение, выданных банком, другому лицу по бланковой или передаточной надписи, что дозволялось по ст. 15 устава Коммерческого банка 1817 г. Отныне вклад переводился только на имя другого лица по книгам банка. Такой же порядок был перенесен на денежные вклады (ст. 64). Также были отменены все операции “на неизвестного”.

Вторая глава устава Государственного банка 1860 г. была посвящена его устройству и обнаруживала заметные отличия от устава Коммерческого банка 1817 г. Устройство Коммерческого банка в целом было более единоначальным, находившимся под большим контролем министра финансов и управляющего банком.

Несмотря на то что из восьми директоров Коммерческого банка четыре избирались из купечества, их роль в Правлении была минимальной, сводившейся к консультации о положении российской и зарубежной торговли.

Реальное руководство в Правлении Коммерческого банка находилось в руках управляющего и директоров “от правительства”. И управляющий, и директора назначались по представлению министра финансов и находились под его “бдительным оком”. Именно эти директора возглавляли отделения банка и руководили его операциями. Кроме того, министром финансов определялись на службу в Коммерческий банк чиновники среднего звена - бухгалтеры, контролеры, кассиры, их помощники и др. Лишь счетчики и низшие служители определялись Правлением банка.

Управляющий по уставу Государственного банка 1860 г. имел более широкие полномочия. Назначавшийся императорским указом, он являлся председателем Правления, а также учетного и ссудного комитета (ст. 151). Без его подписи ни одно постановление Правления не имело юридической силы (ст. 152). Он представлял Государственный банк во внешних сношениях (ст. 147, 149); решал кадровые вопросы по банку и его конторам, за исключением назначения и увольнения директоров банка (ст. 145)2. Ст. 140 декларировала, что “вся исполнительная часть, а также ближайшее наблюдение за всеми операциями банка и его контор за правильным делопроизводством и исполнением устава и постановлений Правления возлагаются на управляющего банком”.

Е.И. Ламанский, проработавший в 1859 г. в Коммерческом банке в должности директора и имевший возможность сравнить его устройство с устройством европейских центральных банков, изменил структуру Коммерческого банка в сторону коллегиальности. Подотчетность и “ближайшее ведение” со стороны министра финансов сохранились. Однако Е.И. Ламанский в ст. 109 нового устава внес положение о наблюдении над Государственным банком со стороны Совета государственных кредитных установлений, подобно институту депутатов (censeurs) Банка Франции.

Для наблюдения над деятельностью банка Совет Государственных кредитных установлений избирал двух депутатов - по одному от санкт-петербургского дворянства и купечества (ст. 112). Е.И. Ламанский передал Совету некоторые функции Министерства финансов, в частности, ближайшее наблюдение за делами банка и его отчетностью. В то же время согласно поступившим замечаниям Е.И. Ламанскому пришлось смириться с подчиненностью Госбанка Министерству финансов. Статья 123 устава называет его “непосредственным главным начальником банка”. Однако автор устава, пытаясь ограничить влияние Министерства финансов на банк, пытался отнести к его компетенции лишь некоторые банковские вопросы - по продаже билетов Комиссии погашения долгов и билетов Государственного казначейства, по купле-продаже ценных бумаг, золота и серебра, по определению директоров Правления банка и утверждению членов учетно-ссудного комитета, по смете расходов на содержание и управление банка, по нормативным актам внутреннего делопроизводства.

Кроме шести директоров, назначаемых приказом по Министерству финансов, в Правление были введены три депутата от Совета государственных кредитных установлений. Им были даны большие полномочия - согласно ст. 161 “они наблюдают за всеми операциями банка и во всякое время могут требовать ведомости о состоянии касс, рассматривать все счета, книги...”. Одним словом, на них была возложена функция банковских ревизоров. В этом усматривалась, видимо, позиция самого Е.И. Ламанского, знавшего о грубых нарушениях работы в Коммерческом банке. Присутствие депутатов от Совета государственных кредитных установлений придавало Правлению Государственного банка более открытый характер.

Отменив институт маклерства, состоявшего при Коммерческом банке, Е.И. Ламанский заменил его учетным и ссудным комитетом, состоявшим из выбранных представителей купечества.

Е.И. Ламанский в главе II отделении V устава Государственного банка 1860 г. очертил состав и обязанности учетного и ссудного комитета. Он находился при правлении банка и состоял из управляющего, его товарища (заместителя), двух директоров банка и четверых членов от купечества. Его задачей стало рассмотрение предъявленных к учету векселей, “в приеме тех из них, которые представляют наибольшее обеспечение для банка”, а также в оценке товарного залога и в обсуждении размеров кредита (ст. 167). Большое значение, придававшееся учетному и ссудному комитету, определялось уже его положением при правлении банка и председательстве в нем управляющего банком. Создание института учетного и ссудного комитета наиболее полно отразило идею Е.И. Ламанского о частной инициативе и частном интересе, выработанную им в первоначальной редакции проекта устава Государственного банка.

Статьей 169 устава Государственного банка 1860 г. предусматривалось, что представители от купечества в учетный и ссудный комитет могут избираться лишь из высшей первой или второй гильдий санкт-петербургского купечества. Это способствовало на длительное время сохранению характера Государственного банка как банка для кредитования крупного купечества. Поскольку учетный и ссудный комитет состоял из представителей высшего слоя купечества, он допускал к учету векселя и производство ссуд в основном представителям из своей среды. Многие представители учетного и ссудного комитета приняли активное участие в создании акционерных коммерческих банков. И хотя им запрещалось, находясь в учетном и ссудном комитете, кредитовать свои товарищества и банки, это правило часто обходили стороной.

Кредитование Государственным банком крупного купечества отчасти объясняло и высокую валюту векселей по сравнению с валютой в центральных европейских банках, и сравнительно невысокие по сравнению с ними объемы операций учета векселей. Значительные суммы уходили на кредитование крупных, “первоклассных” (как тогда говорили) фирм. В то же время получить кредит в Государственном банке среднему, а тем более мелкому предпринимателю было крайне сложно - учетный и ссудный комитет, как правило, отказывал им в кредитовании, ссылаясь на недостаточное обеспечение и неустойчивое положение фирмы.

В 1862 г. новое устройство, данное в 1860 г. Государственному банку, было распространено на конторы и отделения бывшего Коммерческого банка.

Управление контор было копией управления банка; в отделениях оно было упрощено тем, что власть в правлении отделения была разделена между управляющим и контролером, которые находились “во взаимной зависимости друг от друга”. Уставы контор и отделений вместе с Уставом Государственного банка 1860 г. предусматривали создание в России системы государственного краткосрочного кредитования. Эта система развивалась вместе со становлением и развитием частного банковского сектора и во многом поддерживала его в начальный и кризисные периоды.

Вне сомнения, утвержденный устав Государственного банка имел и преимущества, и недостатки. Сохраняя определенную зависимость от Министерства финансов, не получив права выпуска банковских нот, Государственный банк приобрел функции коммерческого кредитного учреждения. Его операции были четко разграничены на коммерческие операции и операции, производимые за счет Государственного казначейства, к которым относились регулирование (совместно с казначейством) денежного обращения и ликвидация старых кредитных установлений. Управление Государственным банком изменилось в сторону коллегиальности. Роль Министерства финансов была стеснена полномочиями Совета государственных кредитных установлений. Посредничество маклеров в учете векселей было уничтожено. Отныне дела о кредитовании тех или иных фирм решались в учетном и ссудном комитете. И хотя это кредитование не носило характера “народного кредитования”, а поощряло развитие крупной торговли, промышленности и акционерных банков, оно принесло свои плоды. Россия, в 1860-е гг. вступившая на путь буржуазных реформ, достигла ощутимых успехов в экономическом развитии. Это подтверждают данные об устойчивом промышленном росте, развитии сети железных дорог, устойчивое положительное садьдо во внешнеторговом балансе, накопление золотого запаса страны.

А. Бугров

1 Передача ликвидационных счетов Заемного банка и Санкт-Петербургской сохранной казны была произведена в 1860 г., Московской сохранной казны - в 1861 г., Приказов общественного призрения - в 1864 г.

2 Назначение и увольнение директоров Государственного банка осуществлялось на основании императорских указов по Министерству финансов.

Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей  

 

Ссылки на тематические разделы СТАТЬИ

Тематически связанные разделы Каталога денежных знаков

Алфавитный указатель. Литера - Б (кир.) Российская Империя
Общегосударственные выпуски России РОССИЯ

Рекомендуемые статьи

Алехов А.В. Америка - Россия: кредитные билеты 1866 года

Алехов А.В. Бумажные деньги в России: экономика и история

Атлас М.С.  Государственный банк дореволюционной России

БАЮРА А. Финансовая реформа 1862–1863 гг.

А. Бугров Денежное обращение в России во второй половине XIX - начале ХХ вв. в связи с деятельностью Государственного банка

А.В. Бугров Государственный банк в период первой мировой войны (1914-1917 гг.)

Руководители главного банка страны с 1860 г. до наших дней: краткие биографии

Ю.А. Петров Государственный банк и проблема стабилизации денежного обращения России (1904-1908 гг.)

ФОРМАТ ДОКУМЕНТА

HTML

CSD А. Бугров Создание Государственного банка Российской империи
 

ГЛАВНАЯ   КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ     СПРАВОЧНАЯ    ПОРТАЛ   КОНТАКТЫ   ЕМАИЛ   ССЫЛКИ   ЗАМЕТКИ

 

 

Яндекс
 

 

КАТАЛОГ

СТАТЬИ ДОКУМЕНТЫ БИБЛИОГРАФИЯ АЛФАВИТНЫЕ УКАЗАТЕЛИ
РОССИЯ Государственные выпуски Подборка законов Российская Империя Каталоги России Алфавитный указатель городов России
ЕВРОПА Гражданская война БГК, законодательство Каталоги общие Нотгельды Германии
АЗИЯ Частные выпуски Подборка законов РСФСР-СССР-РФ Каталоги Германии Нотгельды Австрии
АФРИКА Военные выпуски Документы Банка России Каталоги Польши США NBN индекс городов
СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА Иностранные Государства Документы Гражданской войны Каталоги Европы США NBN USA индекс # чартеров
ЮЖНАЯ АМЕРИКА Фальшивомонетничество Законодательство Германии Каталоги Азии Поисковый индекс по странам
АВСТРАЛИЯ Водяные знаки РСФСР Законодательство государств Европы Каталоги США Поисковый индекс по бонам России

©  WWW.FOX-NOTES.RU

Все права защищены. Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация, перепечатка или любое другое распространение информации сайта FOX NOTES (www.fox-notes.ru), в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны администрации сайта FOX NOTES. При цитировании информации наличие активной гиперссылки ссылки на сайт www.fox-notes.ru обязательно.