FOX NOTES все о бонистике

 

КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ    ПОРТАЛ    СПРАВОЧНАЯ    КОНТАКТЫ    ЕМАИЛ

 

Статьи по бонистике
 
Общегосударственные выпуски
Гражданская война
Частные выпуски
Военные выпуски
ГОЗНАК
Иностранные Государства
Фальшивомонетничество
Реставрация
На правах рукописи
 
СТАТЬИ
ДОКУМЕНТЫ
БИБЛИОГРАФИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

 
 

FOX NOTES. Продажа бумажных денежных знаков. Бон.

АВТОР Левичева И.Н. 
НАЗВАНИЕ Проблемы денежного обращения в СССР в конце 1920-х — 1930-х годах
ОПУБЛИКОВАНА Вестник Банка России. 7 марта 2007 года № 13 (957)
ИСТОЧНИК ИНФ. Центральный банк Российской Федерации. сайт ЦБ РФ.

Проблемы денежного обращения в СССР в конце 1920-х — 1930-х годах

И.Н. Левичева

  

Конец 1920-х — начало 1930-х годов в Советском Союзе было временем кардинальной трансформации хозяйственного механизма. Руководство страны взяло курс на индустриализацию. Отсутствие реальных источников ее финансирования сначала привело к необеспеченной эмиссии денежных знаков, а затем — к изменению форм организации денежного обращения, в частности, порядка эмитирования и регулирования денежной массы.

Толчком к этим изменениям послужил очередной срыв государственной кампании по хлебозаготовкам в 1928 году. Одной из основных причин этого срыва была неспособность государственной промышленности удовлетворить платежеспособный спрос крестьян. Начавшаяся коллективизация и форсированное развитие государственной промышленности в перспективе призваны были решить эти проблемы. Но в конце 1920-х — начале 1930-х годов они легли тяжелым бременем на население страны и вызвали инфляцию.

Источников, из которых черпались денежные средства для модернизации промышленности в индустриально развитых странах Запада, — внутрипромышленных накоплений, внутренних и внешних займов — в СССР в этот период не было. Единственным реальным способом финансирования проводимой сверхбыстрыми темпами индустриализации была эмиссия бумажных денежных знаков.

Осуществление первого пятилетнего плана развития народного хозяйства началось в октябре 1928 года2. Выполнение плана должно было обеспечить равновесие хозяйственной системы. Планировалось повышение покупательной способности червонца за пятилетку на 15—20%. Финансовой основой для реализации плана должно было стать снижение себестоимости производства и, соответственно, цен на продукцию государственной промышленности.

Как вскоре выяснилось, этот план оказался невыполнимым. Реально финансовый план был выполнен и перевыполнен только по капитальным вложениям.

Запланированных накоплений в промышленности достичь не удалось, поскольку промышленный рост обеспечивался главным образом за счет увеличения численности работающих при опережающем росте зарплаты. Если в 1928 г. численность рабочих и служащих составляла 11,6 млн. человек, то в 1935 г. она увеличилась более чем в 2,2 раза и достигла 24,8 млн. человек. Количество рабочих возросло за счет малоквалифицированной рабочей силы из деревни, поэтому добиться быстрого снижения себестоимости промышленной продукции, которое было заложено в пятилетнем плане, оказалось невозможно. В силу низкой квалификации новых рабочих техника осваивалась медленно, дорогостоящие импортные машины быстро приходили в негодность, не выполнялись соответствующие стандартам нормы производительности. Вновь построенные предприятия долго и с большим трудом выходили на запроектированные мощности. Высок был процент брака: на отдельных предприятиях Москвы он колебался от 25 до 65%. Однако фонд заработной платы при этом быстро возрастал: в 1928 г. он составлял 8,2 млрд. руб., а в 1932 г. — уже 32,7 млрд. рублей.

Нереальность государственных финансовых планов стала очевидной уже в начале 1930 года. Поскольку себестоимость продукции государственной промышленности снижалась гораздо медленнее, чем было запланировано, Госбанк СССР вынужден был превысить свой кредитный план за 9 месяцев 1929/30 г. на 1671 млн. рублей.

На протяжении 1931—1932 гг. бюджет практически не предоставлял Госбанку СССР средств для кредитования народного хозяйства, поэтому в 1931 г. банк вынужден был 45% своих кредитных вложений покрыть за счет эмиссии, составившей 1,3 млрд. рублей. В результате денежная масса в обращении увеличилась почти на 30%. В 1932 г. средства для кредитования хозяйства, предоставленные за счет эмиссии, составили около 2,2 млрд. рублей. Сумма выпущенных в обращение денег в 1932 г. достигла 2,6 млрд. руб. (почти 50% к объему денежной массы на начало года). Всего за 1931—1932 гг. денежная масса увеличилась в 2 раза.

Денежно-кредитная политика государства в это время целиком подчинялась задаче изыскания средств для проведения индустриализации. Между тем уже к началу 1929 г. появились явные признаки недоверия населения к советской валюте и нежелания граждан участвовать в финансировании государственных программ индустриализации. С середины 1930 г. население практически перестало добровольно покупать облигации госзаймов.

Работа аппарата Наркомфина и Госбанка СССР в этих условиях в значительной степени сводилась к сбору налогов, дополнительному изъятию средств у населения и распределению их в госсекторе в соответствии с кредитными планами. Подписка на займы стала коллективной и фактически обязательной. В результате если в 1928/29 г. за счет подписки на выигрышные займы бюджет получил 270,2 млн. руб., то в 1932 г. — 2370,5 млн. рублей.

Увеличение доходов бюджета за счет подписки населения на займы происходило на фоне роста денежных доходов населения. По официальным данным, за первую пятилетку они возросли в 3,5 раза, при этом денежные доходы рабочих и служащих — в 4 раза. За это же время оборот государственной и кооперативной торговли увеличился примерно в 2,5 раза (с 15 млрд. руб. в 1928 г. до 40,3 млрд. руб. в 1932 г.).

Основной причиной медленного роста товарооборота было резкое сокращение производства в сельском хозяйстве. Перекачка средств из сельского хозяйства в промышленность и репрессии против крестьян привели к тому, что за пять лет (1928—1932 гг.) почти вдвое уменьшились объемы продукции животноводства и птицеводства. Производство мяса, молока, яиц в 1934 г. было ниже, чем в 1919 году. Сократился валовой сбор зерна, снизилась средняя урожайность зерновых (в 1932 г. она составляла 5,7 ц с гектара против 8,2 ц в 1913 г.).

В результате торговый оборот заполнился массой “пустых” денег. В перечень дефицитных товаров вошли продукты питания и товары массового спроса — текстиль, металлические изделия, обувь, кожаные изделия. В конце 1928 — начале 1929 г. на свободном рынке началось резкое повышение цен, и к началу 1933 г. уровень рыночных цен был примерно в 12 раз выше, чем в 1928 г., и в 13—35 раз выше государственных карточных цен.

В целях борьбы с продовольственным кризисом и товарным дефицитом с 1929 г. во всех городах была введена карточная система. Приоритет в снабжении принадлежал индустриальным центрам. Власти рассчитывали таким образом обеспечить снабжение всех горожан в равной степени, но в условиях обострения продовольственного дефицита и угрозы голода снабжение было дифференцированным. Только рабочие ведущих промышленных объектов получали по карточкам все товары.

Карточная система предусматривала разные цены на основные продукты массового спроса в зависимости от принадлежности владельца карточки к той или иной социальной группе, его местожительства, профессии и места работы. Нормы выдачи продуктов по карточкам также были различными. Они определялись как важностью предприятия и города, так и значимостью конкретного цеха и степенью выполнения плана. Только в 1931 г. появляются постановления о снабжении по карточкам интеллигенции, в частности, врачей и учителей.

Нормы продажи товаров по карточкам постоянно снижались, сокращался их ассортимент. Во втором квартале 1932 г. на основе решения ЦК ВКП(б) была отменена продажа по карточкам рыбы, кондитерских изделий, яиц, овощей, молока, сыра и других продуктов. Распределению по карточкам подлежали лишь хлеб, крупа, мясо, сельдь, сахар, но и эти продукты выдавались с большими перерывами. Выполнялась только норма выдачи хлеба. В результате в основных промышленных районах потребление основных продуктов питания резко снизилось. Рабочие голодали.

Одновременно с введением карточной системы были созданы закрытые формы распределения товаров. В крупных городах были организованы коммерческие магазины, где можно было купить продовольственные товары любого ассортимента по ценам, превышающим карточные в 5—6 раз.

В целом форсированная индустриализация привела в 1930-е годы к резкому снижению жизненного уровня большинства населения. Заработная плата рабочих и служащих стала расти гораздо медленнее, чем цены. Уровень жизни рабочих был ниже того, который существовал в царской России и в Советской России до 1927 года.

Еще более тяжелым было положение сельского населения. Во избежание “разбазаривания” весь колхозный хлеб, включая семенной фонд, свозился на государственные элеваторы. Большую часть урожая колхозы сдавали по обязательным хлебопоставкам по ценам в 10—12 раз ниже рыночных. Еще одна часть урожая шла в виде натуроплаты машинно-тракторным станицям (МТС) за обработку колхозных полей.

Для того чтобы закупить промышленное оборудование за границей, увеличивался экспорт хлеба, даже в условиях неурожая. Так, если в 1930 г. при урожае зерновых в 835 млн. ц было экспортировано 48,4 млн. ц хлеба, то в 1931 г. эти показатели составили 695 и 51,8 млн. ц зерна соответственно.

Поскольку в 1932 г. вследствие засухи заготовка зерна осуществлялась с огромным трудом, власть прибегла к принудительным мерам. Заготовители во многих хозяйствах забирали не только товарную продукцию, но и зерно, предназначенное для оплаты по трудодням, и даже семена. Госзаготовки “под метелку” прошли в основных зерновых районах — на Украине, Северном Кавказе, в Поволжье. В результате голод, пик которого пришелся на весну—лето 1933 года, унес миллионы жизней.

В денежной сфере страны с 1930 г. отмечались явления, характерные для периодов усиления инфляции. Повсеместно наблюдалось так называемое “бегство от денег”, когда население стремится любыми путями превратить их в товары, цены на которые все время повышаются. Оживился подпольный фондовый рынок, цены на золото и иностранную валюту резко возросли. Понижение покупательной способности червонца способствовало во второй половине 1930 г. разменному кризису. Он был связан с исчезновением из обращения советских серебряных монет, которые использовались населением, прежде всего крестьянами, для страховки в случае обесценения червонца. В торговле между городом и деревней появился лаг на серебро. В Брянске в середине 1930 г. цена 1 пуда ржаной муки в бумажных денежных знаках составляла 13 руб., а серебром — 8 рублей. Разменному кризису сопутствовали общий недостаток денежных знаков и резкое сокращение кассовой наличности в филиалах Госбанка СССР. Это приводило к перебоям в выдаче зарплаты, так как предприятия не могли получить вовремя наличные деньги со своих счетов.

Поскольку рост эмиссии значительно опережал увеличение товарооборота, разрыв между покупательной способностью денег и предложением товаров постоянно увеличивался. В январе 1931 г. в провинции рубль содержал в себе лишь 8 довоенных копеек. Поддержание паритета червонца по отношению к золоту и иностранным валютам стало невозможным3.

Огромные капиталовложения в тяжелую промышленность, сознательное ускорение темпов ликвидации частного сектора и нарушение пропорций в развитии отраслей промышленности, производящих средства производства и товары народного потребления, сохранение дисбаланса в развитии промышленности и сельского хозяйства неизбежно должны были привести к дестабилизации денежного обращения. Опасность возврата к гиперинфляции, от которой страна избавилась за несколько лет до этого, была реальной. Поэтому еще в 1929 г. начался поиск экономических моделей, которые позволили бы осуществить в СССР ускоренную модернизацию промышленности при отсутствии для этого реальных денежных средств.

Одним из первых шагов в этом направлении было осуществление в стране в 1929—1933 гг. экономических реформ — налоговой, кредитной и тарифной. Созданные в результате их проведения экономические механизмы позволили принудительно изымать денежные средства у промышленных предприятий и населения с целью их перераспределения в соответствии с кредитными планами.

Экономические реформы начались в соответствии с Постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 сентября 1929 г. “О мерах по упорядочиванию управления производством и установлению единоначалия”.

Целью реформ было, во-первых, снижение себестоимости производимой продукции, во-вторых, решение проблемы накоплений в промышленности. Созданный в результате реформ механизм накопления в промышленности позволял добиваться выполнения плановых заданий любой ценой.

Налоговая реформа оградила государство от возможных последствий уменьшения платежей населения в казну. После вытеснения из розничной торговли частника Наркомфин начал контролировать большую часть товаропотоков (предметов первой необходимости и продуктов питания)4.

Постановлением СНК СССР от 16 августа 1930 г. для предприятий и организаций “обобществленного сектора” вместо системы множественных налогов были введены две основные формы платежей в бюджет — налог с оборота (именно он стал основой доходной части бюджета)5 и отчисление от прибылей государственных предприятий на образование специального капитала в учреждениях долгосрочного кредита. Введение двух форм платежа госпредприятий в бюджет позволило создать механизм перераспределения доходов и финансового контроля за ходом выполнения предприятиями производственных планов и планов реализации.

В ходе кредитной реформы в 1930 г. была ликвидирована система коммерческого кредита. Теперь все операции по прямому краткосрочному кредитованию осуществлялись Госбанком СССР. Специализированные (отраслевые) банки превратились в банки долгосрочных вложений, а сеть их отделений была ликвидирована. Операции спецбанков стали осуществляться через филиалы Госбанка.

В результате кредитной реформы6 деятельность Госбанка СССР окончательно утратила коммерческий характер, и его основными функциями стали плановое кредитование хозяйства, организация денежного обращения и расчетов, кассовое исполнение государственного бюджета и осуществление международных расчетов7.

Целью хозяйственных и финансовых реформ начала 1930-х годов было создание эффективного механизма централизованного планового регулирования материального и финансового аспектов воспроизводственного процесса. Предприятия контролировались государством с помощью кредитных рычагов: Госбанк СССР превратился в единый центр краткосрочного кредитования всех хозяйственных организаций и единый расчетный и кассовый центр народного хозяйства. Создание системы кассового планирования позволило осуществлять прямое плановое регулирование денежного обращения. Начали составляться балансы народно-хозяйственного плана, основные финансовые планы — план государственного бюджета, кредитный план Госбанка СССР и план его кассовых операций. С 1930 г. началось составление кассовых планов Госбанка СССР в увязке с кассовыми планами предприятий.

Изменились формы организации денежного обращения, в том числе порядок эмитирования денег и регулирования объема денежной массы. После ликвидации вексельного обращения значительная часть наличного денежного оборота перешла в безналичную форму и осуществлялась на основе указаний директивных органов. Ликвидация вексельного обращения сказалась и на обеспечении денежной единицы страны8. С этого времени обеспечением советских денег стали служить материальные ценности, под которые банк предоставлял кредиты9. Однако значительная их часть не могла выступать в качестве товара и гарантировать устойчивость денег.

Денежная система, которая сформировалась в СССР после проведения кредитной реформы, была полностью оторвана от мирового рынка. В то время как денежные знаки экономически развитых стран обеспечивались золотом, советские денежные знаки не только не обменивались на золото, но и не служили по отношению к нему ни средством обращения, ни платежным средством. Золотой запас страны стал рассматриваться как неосновной вид обеспечения советских денег, необходимый прежде всего для внешнеторговых операций государства.

Планирование денежного обращения перестало ограничиваться общим определением количества денег в обращении и его косвенным регулированием. Оно стало прямым и охватывало основные потоки налично-денежного оборота, которые сводились в основном к выплатам наличных средств на заработную плату, по заготовкам и со счетов колхозов, а также к возврату этих денег через торговую сеть и посредством финансовых мероприятий государства (налоги, займы). Налично-денежный оборот практически свелся к обороту денежных доходов и расходов населения. Он проходил главным образом через кассы государственных и кооперативных предприятий и организаций и через кассы Госбанка СССР.

Еще одной особенностью советских денег было наличие у одной денежной единицы нескольких покупательных способностей. Покупательная способность рубля зависела от того, где его отоваривали: в рабочей столовой на предприятии “ударной” отрасли промышленности, на базаре или в закрытом распределителе.

Регулирование наличного денежного оборота стало осуществляться за счет изменения цен в государственной розничной торговле, повышения налогов и широкого использования принудительных займов. Все это снижало покупательский спрос на товары группы “Б” (производство которых сдерживалось) и отчасти ослабляло негативные последствия непокрытой эмиссии, являвшейся результатом дефицита бюджета.

Колоссальная эмиссия в годы первой пятилетки усилила нестабильность экономики и создала угрозу устойчивости государственной власти, поэтому Наркомфин вынужден был провести мероприятия по сокращению дефицита бюджета и стабилизации денежного обращения, увеличению товарного фонда государства и повышению товарности сельскохозяйственной продукции.

Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 19 декабря 1932 г. была отменена система контрактационных цен10 заготовок молока и молочных продуктов. В январе 1933 г. вместо контрактации были установлены обязательные поставки по зерну. Продукцию, сданную колхозами и крестьянами-единоличниками сверх обязательных поставок, государство стало оплачивать по повышенным (на 30—40%) ценам. Оставшуюся после выполнения обязательных поставок часть сельскохозяйственной продукции крестьяне и колхозники могли реализовывать на колхозном рынке по свободным ценам.

Увеличились капиталовложения в легкую и пищевую промышленность. В результате с 1931 по 1934 г. оборот коммерческой торговли вырос с 423 до 16 745 млн. руб., а ее удельный вес в розничном товарообороте увеличился с 1,7 до 30,6%. На ряд товаров цены в этом секторе торговли были снижены. К концу 1934 г. цены на сахар упали на 49,8%, а на печеный хлеб — на 70,7%.

Это привело к снижению цен на колхозном рынке. Если в 1933 г. рыночные цены в Москве составляли в среднем 131,6% по сравнению с ценами в коммерческих магазинах, то в 1934 г. цены на рынке примерно соответствовали ценам в коммерческой торговле. Число коммерческих магазинов выросло за 1933—1934 гг. с 1152 до 12 940. За счет коммерческой торговли в 1933 г. бюджет пополнился на 4,8 млрд. рублей.

Еще одной формой коммерческой деятельности государства в то время стала организация Торгсина11. За время его существования (1931—1935 гг.) государство получило валютных ценностей на сумму около 250 млн. долл. США.

Второй пятилетний план развития народного хозяйства на 1933—1937 гг. был утвержден в январе—феврале 1934 г. ХVII съездом ВКП(б). Главной задачей новой пятилетки было завершение технической реконструкции народного хозяйства, и упор делался на освоение ранее построенных предприятий.

В целом планы второй пятилетки, как и первой, по большинству показателей не были выполнены, хотя процент выполнения плановых заданий был более высоким, чем ранее. По официальным данным, производительность труда возросла вдвое, валовая продукция промышленности увеличилась в 2,2 раза, сельского хозяйства — в 1,5 раза. При этом общая численность рабочих и служащих возросла с 22,9 млн. человек в 1932 г. до 27,0 млн. человек в 1937 г., или на 17,6%. В 1937 г. более 80% промышленной продукции было получено на новых или полностью модернизированных предприятиях. Однако опережающего развития отраслей группы “Б” так и не произошло, хотя темпы роста отраслей групп “А” и “Б” сблизились.

Осложнение социально-политической ситуации в стране после голода 1932—1933 гг. вынудило партийное руководство внести изменения в управление сельским хозяйством. Новый “Устав сельскохозяйственной артели”, принятый в 1935 г. на II съезде колхозников-ударников, предоставил крестьянам некоторую свободу при решении вопросов исключения из колхоза. Крестьянам разрешалось иметь личное подсобное хозяйство. Новый устав закрепил за колхозниками приусадебные участки земли, дал право содержать на них скот и разрешил продажу своей продукции на рынке. Но при этом сельские жители, в отличие от городских, после введения в городах паспортной системы паспортов не получили и были лишены свободы передвижения и выбора рода занятий.

К 1937 г. коллективизация была фактически завершена. К этому времени 93% крестьянских хозяйств были объединены в 243,7 тыс. колхозов. У земли было теперь два хозяина — колхоз и государство. Однако машинная техника принадлежала государству (МТС), что ставило колхозы в экономически зависимое положение и позволило создать систему принудительного изъятия хлеба из деревни.

Денежные доходы населения в 1937 г. возросли по сравнению с 1933 г. в 2,3 раза, а платежи населения в финансовую систему — в 1,3 раза. С 1935 по 1937 г. денежные доходы населения увеличились в 1,5 раза12. Производство товаров широкого потребления и товарооборот в денежном выражении также увеличились в полтора раза.

Доходы бюджета во второй пятилетке повышались прежде всего за счет налога с оборота и отчислений от прибыли. В связи с ростом выпуска продовольственных и промышленных товаров13 налог с оборота увеличился с 44,9 млрд. руб. в 1935 г. до 53,1 и 57,8 млрд. руб. в 1936 и 1937 годах. Отчисления от прибыли за те же годы составили соответственно 3,3; 5,3 и 9,3 млрд. рублей. В целом за годы второй пятилетки поступления в бюджет от налога с оборота и отчислений от прибыли возросли в 2,8 раза14.

Успехи в оздоровлении денежного обращения позволили провести в 1935—1936 гг. поэтапную отмену карточной системы. 7 декабря 1934 г. были отменены карточки на печеный хлеб, муку и крупу, а в сентябре 1935 г. — на мясо, рыбу, сахар, жиры и картофель.

В 1937—1938 гг. цены на продовольственные и промышленные товары снижались. В июне—июле 1937 г. цены на 80—90% всех промтоваров были уменьшены на 5—16%. Новый уровень цен на потребительские товары был установлен как среднее между карточными ценами и ценами коммерческой торговли. Он был значительно выше, чем в период обращения червонного рубля.

Снижение цен в государственной и кооперативной торговле повлекло за собой уменьшение цен на колхозном рынке в целом почти на 60%.

В денежном обращении СССР в 1933 г. произошли существенные изменения: из обращения было изъято 1,5 млрд. рублей. Но в 1934 г. была осуществлена эмиссия в размере 0,8 млрд. руб., в 1935 г. — в размере 2 млрд. руб., и на 1 января 1936 г. денежная масса в обращении увеличилась до 9,3 млрд. рублей.

Кредитные вложения Госбанка СССР в 1931—1935 гг. увеличились на 17,4 млрд. руб., а с учетом конверсии — более чем на 23 млрд. рублей. Из этой суммы вложений 9,3 млрд. руб. пришлись на 1935 год. До 23% кредитных вложений было покрыто за счет эмиссии, 28,5% (6,6 млрд. руб.) — за счет привлеченных средств народного хозяйства,45—50% — за счет средств бюджета15. За 5 лет эмиссия достигла 5,2 млрд. рублей. В результате денежная масса увеличилась в 2,25 раза.

За 1936—1937 гг. эмиссия в сумме составила 4,3 млрд. руб. (около 30% суммы кредитных вложений за этот период). Количество наличных денег в 1936—1937 гг. увеличилось на 46,5%. За это же время валовая продукция промышленности возросла на 45%, розничный товарооборот — на 54%.

По сравнению с 1932 г. в 1937 г. изменилось соотношение между денежной массой, товарооборотом и фондом заработной платы. Розничный товарооборот увеличился более чем в 3 раза, фонд заработной платы — более чем в 2,5 раза, денежная масса — менее чем в 2 раза.

Если внутри страны рубль несколько укрепился, то положение его на мировом рынке стало значительно слабее. В 1936—1937 гг. золотой паритет рубля был снижен. Окончательно курс рубля был установлен 19 июля 1937 года16. В соответствии с ним 1 доллар США приравнивался к 5 руб. 30 коп., то есть уровень золотого паритета нового рубля по сравнению с червонным был понижен в 4,4 раза.

В 1938—1940 гг. ситуация в денежном обращении значительно ухудшилась. Во многом это было связано с резко возросшими затратами государства на производство военной техники и содержание армии. Прошедший в марте 1939 г. XVIII съезд ВКП(б) одобрил третий пятилетний план развития народного хозяйства (1938—1942 гг.), который предусматривал ускоренное развитие оборонной промышленности, создание крупных государственных резервов по топливу, электроэнергии, строительство предприятий-дублеров на Урале, в Поволжье, Сибири.

В результате расходы по Наркомату обороны значительно возросли. С 1937 по 1941 г. численность Вооруженных сил СССР увеличилась с 1433 тыс. до 5 млн. военнослужащих. Значительно возросло производство вооружения. Если в 1939 г. на оборону шла четверть государственного бюджета, то в 1940 г. — третья часть, в 1941 г. — 43,4%.

Отвлечение значительных трудовых ресурсов и средств на нужды обороны привело к замедлению роста гражданской продукции, в частности, к снижению темпов роста производства по группе “Б”. За 1937—1940 гг. прирост объема валовой продукции по отраслям промышленности, производившим товары массового спроса, составил лишь 33%.

Большое значение имело в это время введение мер материального и морального стимулирования работников. 28 декабря 1938 г. были установлены надбавки за непрерывный стаж к пенсиям и пособиям по временной нетрудоспособности. В декабре 1938 г. были учреждены почетное звание Героя Социалистического Труда, медали “За трудовую доблесть” и “За трудовое отличие”.

Одновременно Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. под угрозой уголовного наказания (тюремного заключения по приговору суда на срок от 2 до 4 месяцев) было запрещено увольнение по собственному желанию с предприятий и учреждений и переход с одного предприятия на другое без разрешения администрации.

Тем же указом рабочий день был увеличен с 7 до 8 часов, а шестидневная рабочая неделя заменена семидневной. Прогулы и опоздания на работу наказывались в уголовном порядке. Опоздание свыше 20 минут считалось прогулом и влекло за собой привлечение к уголовной ответственности. Как прогул рассматривалось появление на рабочем месте в нетрезвом состоянии. Выпуск недоброкачественной или некомплектной промышленной продукции приравнивался к “противогосударственным преступлениям, равносильным вредительству”.

Ужесточились методы администрирования и в аграрной сфере. Для членов колхозов была установлена обязательная годовая норма трудодней. За ее невыполнение колхозник мог лишиться приусадебного участка — фактически единственного средства существования.

В 1939 г. был законодательно установлен новый сельхозналог: колхозники обязаны были платить государству за каждое плодовое дерево и каждую огородную грядку своего подсобного хозяйства вне зависимости от урожая. Одновременно увеличивался размер обязательных госпоставок колхозов.

Увеличение расходов на финансирование обороны создало большое напряжение в бюджете. Для обеспечения растущих затрат был проведен ряд мероприятий по сокращению государственных расходов и дополнительной мобилизации ресурсов как за счет народного хозяйства, так и за счет доходов населения.

В 1939—1940 гг. были повышены розничные цены на ряд промышленных товаров. По сравнению с 1937 г. в 1939 г. цены за год в среднем выросли на 5%, то за 1940 г. — на 16%17.

Повышались также налоги, взимаемые с населения. В 1940 г. на основе объединения подоходного налога с рабочих и служащих с культжилсбором были повышены ставки обложения рабочих и служащих, увеличен подоходный налог, взимаемый с некооперированных кустарей и ремесленников. Был пересмотрен сельхозналог. В результате по сравнению с 1938 г. платежи села возросли в 1939 г. на 0,8 млрд. руб., в 1940 г. — на 1,4 млрд. рублей. Кроме того, увеличивались суммы поступлений от населения по подписке на займы.

Расходы населения увеличились в 1940 г. по сравнению с 1937 г. более чем на 30 млрд. руб. (на 15% к общей сумме расходов). Доля платежей финансовой системе в общих расходах населения возросла с 7% в 1937 г. до 11% в 1940 году. Общая сумма поступлений в бюджет по налогам с населения и подписке на займы составила в 1940 г. около 20 млрд. руб. (против 10 млрд. руб. в 1937 г.).

Несмотря на осуществленные мероприятия, до середины 1940 г. расходы бюджета превышали его доходы, поэтому Госбанк СССР вынужден был осуществлять непокрытую эмиссию. В 1938 г. эмиссия составила 3,6 млрд. рублей. Из них 1,8 млрд. руб. (43%) было покрыто привлеченными ресурсами, а 2,4 млрд. руб. остались непокрытыми. При этом на бюджетные цели было направлено до 1,2 млрд. руб. эмиссии. В 1939 г. эмиссия была осуществлена на сумму 5 млрд. рублей. Она полностью была вызвана потребностями государственного бюджета. Выпуск в обращение денежных знаков на 3 млрд. руб. в первой половине 1940 г. также был связан с дефицитом государственного бюджета. С 1 января 1938 г. до 1 июля 1940 г. денежная масса в обращении увеличилась на 11,6 млрд. рублей.

Темпы эмиссии в эти годы значительно превышали темпы увеличения розничного товарооборота, который в 1940 г. возрос по сравнению с 1937 г. на 40%. Денежные доходы населения повысились за это время почти на 50%. Излишек денег к середине 1940 г. составил 9—10 млрд. рублей.

Показатели денежного обращения особенно заметно ухудшились в период с конца 1938 г. до середины 1940 года. Непосредственной причиной этого явилось недостаточное увеличение товарных фондов для продажи населению. Были введены ограничения отпуска товаров населению, установлены нормы отпуска продовольственных товаров в одни руки. В 1940 г. многие промтовары практически нельзя было купить по государственным ценам. Они поступали в особые магазины, которые продавали их по повышенным ценам. На местах в ряде случаев возникали замаскированные попытки возрождения закрытых форм торговли и возврата к карточной системе (продажа по спискам, так называемые бюро заказов и т.д.).

Резко увеличился спрос городского населения на продукты питания и товары на колхозных рынках. За 1938—1940 гг. цены на рынках повысились более чем в 2,2 раза.

Благодаря увеличению количества рабочего времени и повышению производительности труда (сыграли роль мероприятия по борьбе с текучестью и прогулами) со второй половины 1940 г. начался рост объемов промышленного производства. Расширение производства и снижение издержек при небольшом повышении номинальной заработной платы происходили как на предприятиях, производящих средства производства, так и в производстве товаров массового потребления.

Рост производства промышленной продукции, в частности, товаров группы “Б”, а также серьезное снижение себестоимости продукции позволили значительно повысить доходы бюджета за счет налога с оборота и отчислений от прибылей. Со второй половины 1940 г. доходы бюджета резко увеличились. Доходы союзного бюджета в этот период составили 80,4 млрд. руб. против 56 млрд. руб. в первой половине 1940 года. При этом поступление отчислений от прибыли возросло более чем на 100% по сравнению с объемом поступлений по этой статье в первом полугодии 1940 года. Значительно увеличились также поступления от налога с оборота.

Рост доходов бюджета во второй половине 1940 г. позволил ликвидировать его задолженность Госбанку СССР и создать к концу года резерв в сумме 6,3 млрд. рублей. В первом полугодии 1941 г. происходил дальнейший рост резерва бюджета, который к началу войны превысил 9 млрд. рублей.

Создание бюджетных резервов позволило изъять из обращения 3 млрд. руб., выпущенных в первом полугодии 1940 г., и закончить год без непокрытой эмиссии.

К началу Великой Отечественной войны (на 1 июня 1941 г.) эмиссия составила 18,4 млрд. руб.18 по сравнению с 25,2 млрд. руб.19 на 1 июля 1940 года.

Увеличение товарных фондов для продажи населению при невысоком росте заработной платы привело к значительному улучшению баланса денежных доходов и расходов населения. Товарные фонды для продажи населению во второй половине 1940 г. и первой половине 1941 г. заметно превысили сумму текущих денежных доходов населения. Но, несмотря на то что общая сумма излишних денег сократилась, денежная масса превышала реальную потребность хозяйственного оборота. Излишек денег к началу войны составлял около 3 млрд. рублей.

Таким образом, отказ правительства СССР в конце 1920-х годов от поддержки паритета червонца по отношению к золоту и инвалютам и проведение кредитной реформы полностью оторвали денежную систему страны от мирового рынка. А снижение в результате проведения коллективизации производства продукции сельского хозяйства, сдерживание развития промышленности, производящей товары народного потребления, и кредитная инфляция привели к тому, что с конца 1920-х до второй половины 1940 г. денежное обращение в стране находилось в состоянии хронического кризиса.

Но в течение этого времени ценой неимоверных усилий был совершен рывок в развитии промышленности, создавший основу для превращения СССР в мощную индустриальную державу. В 1930-е годы в значительной мере удалось сократить качественное отставание отечественной промышленности от ведущих западных держав20. В стране были созданы важнейшие отрасли современной промышленности.

Однако ускоренный рост промышленности был достигнут за счет разрушения производительных сил деревни и резкого снижения уровня жизни большинства населения. Это была цена, которую население заплатило за индустриализацию.

И.Н. Левичева

1 Статья “Проблемы денежного обращения в СССР в середине 1920-х годов” была опубликована в “Вестнике Банка России” № 70 от 28 декабря 2005 года.

2 С 1 октября начинался новый хозяйственный год.

3 Несмотря на то что за 1928—1932 гг. металлические и инвалютные ресурсы Госбанка СССР увеличились почти в 2,5 раза (на 1 января 1932 г. они составили 707,1 млн. руб.), рост золотых ресурсов в этот период происходил в основном за счет увеличения объемов золотодобычи и поступлений по операциям Торгсина.

4 Для налогового обложения периода НЭПа были характерны множественность налогов и многократность обложения оборота в различных его звеньях. Существовало 76 видов налогов с частника и 86 налогов и сборов с социалистических предприятий. В условиях наличия частного сектора множественность налогов обеспечивала обложение всех доходов этого сектора.

5 Введение налога с оборота делало возможным плановую установку цен на все виды товаров в соответствии с экономической политикой государства.

6 Во время проведения кредитной реформы в СССР прошли две волны “чистки” государственного аппарата. В 1930 г. были сняты со своих постов и преданы суду по обвинению во вредительстве видные работники Наркомфина и Госбанка СССР, в том числе Л.Н. Юровский, В.В. Шер и другие. Был смещен со своего поста нарком финансов Н.П. Брюханов. В результате второй волны чистки финансовый аппарат потерял еще 2700 сотрудников. На их место пришли 3800 “выдвиженцев” из рабочих и крестьян.

7 Одновременно сложилась структура кредитной системы, просуществовавшая с небольшими модификациями 55 лет. В дальнейшем совершенствование деятельности Госбанка СССР сводилось к внедрению новых форм планового кредитования хозяйства и банковских расчетов, а также методов контроля за расходованием средств на выплату заработной платы (80% налично-денежного оборота) и сбором торговой выручки.

8 Червонный рубль на 75% обеспечивался краткосрочными векселями на легко реализуемые товары.

9 В качестве обоснования этого теоретического положения приводилось высказывание И.В. Сталина на январском 1933 г. Объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) о том, что “устойчивость советской валюты обеспечивается прежде всего громадным количеством товарных масс в руках государства, пускаемых в товарооборот по устойчивым ценам”.

10 Контрактация — закупка всей продукции по заранее объявленным ценам, причем изначально заниженным.

11 Торгсин был образован в июле 1930 г. как торговое предприятие, в котором обслуживались иностранцы. Торгсин имел сеть магазинов закрытого типа, продававших антиквариат, меха, продовольствие и другие товары. В 1931 г. он стал всесоюзным объединением и стал обслуживать советских граждан, которые могли покупать в магазинах Торгсина товары за валюту и драгметаллы. Взамен золота и инвалюты Торгсин выдавал специальные книжки. На эти книжки в магазинах можно было приобрести товары по более низким ценам, чем в общей торговой сети и особенно в коммерческой торговле. Через Торгсин продавались и товары, конфискованные таможней. В 1933 г. Торгсин получил разрешение закупать товары за границей и ввозить их без пошлины. Торговая сеть Торгсина на 1 января 1933 г. имела 402 торговые точки, на 1 января 1934 г. — 1526 торговых точек.

12 При росте доходов на 50% расходы населения на покупку товаров возросли почти на 60%.

13 В 1937 г. по сравнению с 1931 г. производство мяса увеличилось на 68,1%, колбас и копченостей — на 308,9%, масла животного — на 158,7%, сахара-песка — на 192,3%, льняных тканей — на 113%, шелковых тканей — на 174%.

14 С ликвидацией в 1935 г. карточек и переходом к открытой торговле продуктами и промтоварами налоговая система стала более сложной: появилось большое количество налоговых ставок. Если в середине 1933 г. насчитывалось свыше 400 ставок, то в 1937 г. — 2444 ставки (с учетом налогов по продовольственным товарам и хлебопродуктам).

15 Кредитные вложения Госбанка СССР в народное хозяйство на 1 января 1938 г. составили 40,7 млрд. руб. (без учета облигационного займа БДК, который, по существу, являлся непокрытым долгом бюджета). Эти вложения на 14,5 млрд. руб. (35,3%) покрывались привлеченными средствами хозяйства на счетах в банке, на 12,8 млрд. руб. (31,2%) — средствами бюджета, а 13,6 млрд. руб. было покрыто за счет эмиссии.

16 Этот курс действовал до 1950 года.

17 Повышение розничных цен по отдельным товарам было довольно значительным. Так, цены на льняные ткани, нитки, чулки-носки были повышены почти на 50%, на хлопчатобумажные ткани, трикотаж, шелковые ткани, швейные изделия — на 30—40%, на обувь — на 20%. Из продовольственных товаров в наибольшей мере подорожали мясо и колбаса — на 45%, рыба и масло животное — на 34%, сахар — на 29%. Цены на водку были повышены на 40%. Цены на овощи и фрукты были пересмотрены на 60%, на картофель — более чем вдвое.

18 Около 1/3 от общей суммы кредитных ресурсов Госбанка СССР.

19 Более половины всех кредитных ресурсов Госбанка СССР.

20 Однако и после завершения индустриализации СССР по-прежнему отставал от развитых стран по многим параметрам. Производство основных видов промышленной продукции на душу населения было в СССР намного ниже, чем в большинстве стран Западной Европы и США, а доля ручного труда даже в наиболее прогрессивных отраслях производства (более 50%) — выше, чем где-либо в Европе.

Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей

 

Ссылки на тематические разделы СТАТЬИ

Тематически связанные разделы Каталога денежных знаков

Алфавитный указатель. Литера - Л (кир.) РСФСР
Общегосударственные выпуски СССР

Рекомендуемые статьи

Левичева И. Денежные реформы 1922 - 1924гг.

Левичева И.Н. Проблемы денежного обращения в СССР в середине 1920-х годов

Левичева И.Н, Особенности эволюции денежной системы и проведения денежных реформ в России

ФОРМАТ ДОКУМЕНТА

HTML

CSD Левичева И.Н. Проблемы денежного обращения в СССР в конце 1920-х — 1930-х годах
 

ГЛАВНАЯ   КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ     СПРАВОЧНАЯ    ПОРТАЛ   КОНТАКТЫ   ЕМАИЛ   ССЫЛКИ   ЗАМЕТКИ

 

 

Яндекс
 

 

КАТАЛОГ

СТАТЬИ ДОКУМЕНТЫ БИБЛИОГРАФИЯ АЛФАВИТНЫЕ УКАЗАТЕЛИ
РОССИЯ Государственные выпуски Подборка законов Российская Империя Каталоги России Алфавитный указатель городов России
ЕВРОПА Гражданская война БГК, законодательство Каталоги общие Нотгельды Германии
АЗИЯ Частные выпуски Подборка законов РСФСР-СССР-РФ Каталоги Германии Нотгельды Австрии
АФРИКА Военные выпуски Документы Банка России Каталоги Польши США NBN индекс городов
СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА Иностранные Государства Документы Гражданской войны Каталоги Европы США NBN USA индекс # чартеров
ЮЖНАЯ АМЕРИКА Фальшивомонетничество Законодательство Германии Каталоги Азии Поисковый индекс по странам
АВСТРАЛИЯ Водяные знаки РСФСР Законодательство государств Европы Каталоги США Поисковый индекс по бонам России

©  WWW.FOX-NOTES.RU

Все права защищены. Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация, перепечатка или любое другое распространение информации сайта FOX NOTES (www.fox-notes.ru), в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны администрации сайта FOX NOTES. При цитировании информации наличие активной гиперссылки ссылки на сайт www.fox-notes.ru обязательно.