FOX NOTES все о бонистике

 

КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ    ПОРТАЛ    СПРАВОЧНАЯ    КОНТАКТЫ    ЕМАИЛ

 

Статьи по бонистике
 
Общегосударственные выпуски
Гражданская война
Частные выпуски
Военные выпуски
ГОЗНАК
Иностранные Государства
Фальшивомонетничество
Реставрация
На правах рукописи
 
СТАТЬИ
ДОКУМЕНТЫ
БИБЛИОГРАФИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

 
 

FOX NOTES. Продажа бумажных денежных знаков. Бон.

Вестник Банка России

29 марта 2006 года № 18 (888)

Российские банки в Китае
в конце XIX — начале ХХ века 
(к 110-летию основания Русско-Китайского банка)

 

Ю.А. Петров

В конце XIX в. экономика России динамично развивалась, в связи с чем особенно актуальной стала проблема расширения рынков сбыта. С.Ю. Витте, занимавший пост министра финансов Российской империи в 1892—1903 гг., связывал экономическое развитие страны с активной борьбой за рынки сбыта на Дальнем Востоке1. В рамках политики так называемого “мирного проникновения” России на рынки Дальнего Востока было учреждено несколько банков, находившихся под контролем Министерства финансов и ставших проводниками этой политики2. С помощью казенных и иностранных капиталов правительство рассчитывало решить задачи, которые были не по плечу частным предпринимателям. Витте надеялся, что в течение нескольких лет русская промышленность достигнет достаточно высокого уровня развития, русские товары станут конкурентоспособными на рынках Среднего и Дальнего Востока.

 

В конце 1895 г. по инициативе С.Ю. Витте в Санкт-Петербурге был учрежден акционерный Русско-Китайский банк. Его основными задачами были финансирование строительства Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) и содействие проникновению российского капитала на северо-восток Китая. Необходимость создания нового банка обосновывалась строительством Транссибирской железнодорожной магистрали, частью которой должна была стать Китайско-Восточная железная дорога, а также грядущим развитием торговли и экономики Дальнего Востока (по уставу банк был создан исключительно для “производства торговых операций в странах Восточной Азии”3). Получив по договору с Китаем право провести железную дорогу через Маньчжурию до Владивостока, Россия, по воспоминаниям С.Ю. Витте, приобрела предприятие “величайшего политического и коммерческого значения”, причем “дорога эта не должна была служить ни при каких обстоятельствах орудием каких бы то ни было захватов; она должна была быть орудием сближения восточных и европейских наций, сближения как материального, так и морального…”4.

 

Право финансирования строительства и эксплуатации КВЖД было предоставлено Русско-Китайскому банку. Кроме того, предусматривалось учреждение акционерного общества КВЖД, акционерный капитал которого составил в 1900 г. 5 млн. рублей. Весь пакет акций (1 тыс.) принадлежал Государственному банку. Обществу КВЖД был предоставлен ряд привилегий: “безусловное и исключительное управление своими землями”, право сооружения телеграфа, освобождение от налогов, свобода от контроля со стороны китайского правительства (состав правления КВЖД утверждался министром финансов Российской империи).

 

Строительство дороги было начато в 1898 г., а завершено в основном к 1903 году. В 1913 г. протяженность пути составила 2269 верст, затраты на сооружение магистрали превысили 650 млн. золотых рублей. Концессия предоставлялась на срок 80 лет с последующей передачей дороги китайской стороне.

 

По замыслу Витте, изложенному им в докладе Николаю II в 1895 г., новый банк должен был упрочить “русское экономическое влияние в Китае в противовес тому огромному значению, которое успели приобрести здесь англичане”5. К созданию банка были привлечены французские инвесторы. Имея на севере Китая значительно менее сильные позиции, чем на юге, они надеялись с помощью Русско-Китайского банка потеснить там своих английских и германских соперников. В учреждении Русско-Китайского банка приняли участие Санкт-Петербургский Международный коммерческий банк и группа французских кредитных учреждений, включавшая Парижско-Нидерландский банк, банк “Лионский кредит” и другие. Французская группа взяла на себя размещение 5/8 акций банка, но ей отводилось только 3/8 количества мест в правлении. Остальные акции приобрел Государственный банк, что обеспечило Министерству финансов России контроль над Русско-Китайским банком. К 1904 г. в руках русского правительства было сосредоточено 33 из 80 тыс. акций банка. Для того чтобы сохранить за русской стороной влияние на деятельность банка, в его устав был включен пункт, предусматривавший непременное утверждение министром финансов членов правления, выбиравшихся общим собранием. Российские представители, фактически назначавшиеся министром финансов, составляли большинство администрации банка. Так, в 1896—1910 гг. председателем правления банка являлся князь Э.Э. Ухтомский, в 1896—1904 гг. директором-распорядителем был глава Санкт-Петербургского Международного коммерческого банка А.Ю. Ротштейн — доверенное лицо министра финансов С.Ю. Витте. Французские интересы в банке представлял М.Верстрат, представлявший Парижско-Нидерландский банк.

 

Устав Русско-Китайского банка предполагал проведение целого ряда операций, не предусмотренных уставами обычных акционерных банков, действовавших в России. Так, Русско-Китайский банк мог заниматься покупкой за свой счет и по поручению частных лиц товаров, страхованием и продажей за счет третьих лиц недвижимости, ему были разрешены получение концессий на строительство железных дорог, покупка-продажа иностранных государственных или гарантированных иностранными государствами процентных бумаг, эмиссия собственных денежных знаков (“банковых билетов”). Вместе с тем в пределах Российской империи ему были запрещены сделки, которые могли отвлечь капиталы от основных операций, связанных с предоставлением ссуд, открытием кредитов под залог процентных бумаг, товаров, коносаментов и т.д.

 

“Складочный” (совокупный) капитал Русско-Китайского банка был определен в размере 6 млн. руб., затем увеличен до 15 млн. рублей. Китайское правительство внесло в банк в виде оборотного вклада 5,5 млн. рублей. К началу 1900-х годов основной капитал банка достигал 20,5 млн. руб., а запасной — 3,7 млн. рублей. Банк начал свою деятельность со сравнительно скромных оборотов в Шанхае, а накануне русско-японской войны 1904—1905 гг. он уже имел отделения в Пекине, Тяньцзине, Гонконге, Ханькоу (Ханчжоу) и в ряде более мелких городов Китая. Отделения в портовых городах Китая обслуживали в основном российских чаеторговцев (российские фирмы ежегодно закупали в Китае около 2 млн. пудов чая). Кроме того, банком были открыты филиалы и агентства в Японии, Лондоне, Нью-Йорке и Бомбее, а также в некоторых населенных пунктах Средней Азии, Сибири и Приморья, через которые осуществлялась торговля с Китаем.

 

Русско-Китайский банк поддержал создание в 1897 г. компаний по разработке месторождений золота в Монголии (“Монголор”) и рудных ископаемых Маньчжурии (Англо-русская компания). С 1899 по 1903 г. годовой оборот банка вырос с 6,7 до 14,5 млрд. руб., чистая прибыль за 1903 г. составила 4,3 млн. рублей. Русско-Китайский банк сыграл важную роль в экономическом обеспечении внешней политики правительства России на Дальнем Востоке. К началу Русско-японской войны 1904—1905 гг. он стал основным каналом для вывоза русских капиталов на Дальний Восток: среди действовавших на территории Китая десяти иностранных кредитных учреждений он занимал второе место после английского Гонконг-Шанхайского банка6.

 

Поражение России в войне с Японией существенно сказалось на положении Русско-Китайского банка. В 1906 г. Министерство финансов, которое к тому времени возглавил В.Н. Коковцов, приняло решение отказаться от использования банка в качестве инструмента реализации внешнеполитических целей. Принадлежавшие казначейству 33 тыс. акций были проданы акционерным коммерческим банкам, а контроль над Русско-Китайским банком перешел в руки французов. Число филиалов банка к 1907 г. сократилось с 45 до 27, почти прекратились операции в Маньчжурии. Потери банка за 1907 г. превысили 11 млн. рублей. Китайско-Восточная железная дорога оказалась разделенной между Россией и Японией, коммерческий престиж России в Китае, для упрочения которого так много сделал Русско-Китайский банк, пошатнулся. Однако Россия восприняла крах своей дальневосточной политики всего лишь как временное отступление. Свидетельством тому стало желание правительства возродить и укрепить Русско-Китайский банк7.

 

Положение Русско-Китайского банка обсуждалось на совещании, созванном министром финансов В.Н. Коковцовым в феврале 1908 года. Французские банкиры настаивали на правительственной помощи банку, а министр финансов требовал от них предоставления России кредитов.

 

Директором-распорядителем банка был назначен А.И. Путилов, одно время возглавлявший общую канцелярию Министерства финансов. По воспоминаниям С.Ю. Витте, Путилов был “одним из самых влиятельных… финансистов в банковских сферах не только у нас в Петербурге, но и за границей”8.

 

Единственное спасение для Русско-Китайского банка А.И. Путилов видел в его слиянии с каким-либо другим банком. Первоначально он пытался достичь соглашения с Сибирским Торговым банком, но эта сделка не состоялась. В 1910 г. в результате слияния петербургского Северного банка — дочернего учреждения французского банка “Генеральное общество” (Societe Generale) с Русско-Китайским банком, в котором значительное участие имел Парижско-Нидерландский банк (Banque de Paris et Pays-Bas), был создан новый банк, получивший название Русско-Азиатского. Его первоначальный акционерный капитал составил 35 млн. руб., причем 3/4 акций были размещены среди клиентуры “Генерального общества” и Парижско-Нидерландского банка. Председателем правления стал бывший директор-распорядитель Русско-Китайского банка А.И. Путилов, вице-председателем — бывший директор-распорядитель Северного банка и член правления Русско-Китайского банка М.Верстрат. Однако первоначально правление нового банка выполняло чисто исполнительские функции: формально решения правления должен был утверждать находящийся в Париже специальный комитет, представлявший интересы французских инвесторов.

 

От Северного банка новое учреждение получило в наследство обширную сеть отделений (43 филиала в России), от Русско-Китайского — выход на дальневосточные рынки. Слияние было проведено в форме присоединения Северного банка к Русско-Китайскому, чтобы подчеркнуть, что тот не ликвидирует свои дела, а, напротив, расширяется. Русско-Азиатский банк сохранил за собой принадлежавшие Русско-Китайскому банку права на Китайско-Восточную железную дорогу, вернее, на ту ее часть, которая осталась во владении России по условиям Портсмутского договора. Таким образом, русское правительство, потерпев на Дальнем Востоке военное поражение, через пять лет получило в свое распоряжение мощный инструмент, позволявший возобновить активную политику “мирного проникновения” на восток, прерванную поражением в войне с Японией и революционными событиями 1905—1907 годов.

 

Правление нового банка разместилось в Петербурге (Невский пр-т, 62). Русско-Азиатский банк стал лидером не только петербургского, но и российского банковского мира. К 1917 г. он занимал первое место среди акционерных коммерческих банков России по основным активам, вексельным и подтоварным кредитам, по вкладам и текущим счетам. Рекордно большим были также размер его акционерного капитала (50 млн. руб.) и число отделений (175 в России и за рубежом).

 

Созданный французскими патронами банка громоздкий механизм управления, предполагавший руководство деятельностью банка Парижским комитетом, в первые же месяцы показал свою непригодность. В 1911 г. Путилов, угрожая отставкой, потребовал предоставления ему необходимой свободы в определении главных направлений деятельности банка и в его повседневном руководстве. Убедившись в невозможности управлять из Парижа кредитным учреждением, созданным ими в России, руководители “Генерального общества” и Парижско-Нидерландского банка изменили свою стратегию: сохраняя контрольный пакет акций банка, они перестали вмешиваться в его практические действия. Под руководством Путилова Русско-Азиатский банк за короткое время превратился в самое крупное в Российской империи кредитное учреждение универсального типа с широкими деловыми связями по всему миру9.

 

Используя доставшуюся от предшественников сеть отделений в России и за границей, Русско-Азиатский банк активно занимался кредитованием товарооборота, проводил широкомасштабные операции по торговле хлебом, хлопком, каракулем. Но главным направлением его деятельности стало финансирование железнодорожного строительства, производства вооружения и некоторых других отраслей промышленности. В эти операции банком к 1914 г. была вложена половина основных активов — 323 млн. рублей.

 

Сосредоточив основную свою деятельность в России, банк вместе с тем не забывал и об “азиатском” направлении. Во время Синьхайской революции 1911—1913 гг., свергнувшей Цинскую династию, Русско-Азиатский банк понес в Китае значительные убытки. Тем не менее он сохранил присутствие в стране и по настоянию российского Министерства иностранных дел возглавил русскую группу в составе международного консорциума по реализации китайского реорганизационного займа 1913 г., осуществленного правительством Юань Шикая10.

 

После октября 1917 г. Русско-Азиатский банк, как и все остальные акционерные коммерческие банки, был национализирован советским правительством в соответствии с декретом СНК РСФСР. Однако вокруг его заграничных активов развернулась острая борьба. Во время Гражданской войны в России Харбин и так называемая полоса отчуждения КВЖД — регион, прилегающий к железной дороге, — превратились в тыловую базу русского белогвардейского движения. Острая потребность в денежных знаках привела к выпуску собственных бон: соответствующее решение было принято приехавшим еще в начале 1918 г. в Шанхай Путиловым совместно с дирекцией азиатских отделений банка.

 

Боны были заказаны в Америке у известной фирмы по изготовлению банкнот “American Bank Note Company”. Выпуск новых денежных знаков был поручен Харбинскому отделению Русско-Азиатского банка, куда изготовленные в Америке боны поступили к концу 1918 года. Все выпущенные купюры имели подпись управляющего Китайско-Восточной железной дороги Д.Л. Хорвата и председателя правления Русско-Азиатского банка А.И. Путилова. На самих бонах имелась надпись о том, что они принимаются во всех кассах КВЖД, равно как в отделениях банка в Харбине, Хайларе и Куаньченцзы (ныне Чанчунь), наравне с российскими государственными кредитными билетами, находившимися в обращении до 1917 года.

 

Большая часть отделений банка по-прежнему действовала в Китае, однако функции правления перешли к представительству банка в Париже. Им руководил эмигрировавший из России А.И. Путилов, который преобразовал Парижское отделение в самостоятельный банк.

 

В 1926 г. эмигрантская пресса обвинила А.И. Путилова в том, что он вел переговоры с советской Россией по поводу передачи ей банка. В результате он был смещен со своего поста. Председателем правления стал князь С.В. Кудашев. Осенью того же года банк был признан несостоятельным должником и ликвидирован, однако его отделения в Китае (Харбине и других городах) продолжали самостоятельную деятельность. Разумеется, в это время речь шла уже не о полноценных операциях, а лишь о выживании бывшего крупнейшего банка Российской империи. Отрезанный от России, Русско-Азиатский банк не смог вписаться в мировую банковскую систему. Его деятельность сошла на нет и в той стране, где был призван утвердить русское влияние его исторический предшественник — Русско-Китайский банк. В наше время об истории российских банков в Китае напоминают лишь сохранившиеся в ведущих экономических центрах этой страны респектабельные здания бывших отделений Русско-Китайского и Русско-Азиатского банков.

 

Что касается Китайско-Восточной железной дороги, то Русско-Азиатский банк вплоть до его ликвидации оставался законным владельцем акций КВЖД, на которые претендовала советская Россия в связи с активизацией политики на Дальнем Востоке. С 1924 г. КВЖД находилась в совместном управлении СССР и Китая, а в 1935 г. была продана властям марионеточного государства Маньчжоу-Го, созданного японцами на северо-востоке Китая. После Второй мировой войны по советско-китайскому соглашению 14 августа 1945 г. вся дорога вместе с частью, отторгнутой Японией по Портсмутскому миру 1905 г., перешла в совместное управление СССР и Китая. По соглашению от 14 февраля 1950 г. дорогу, получившую название Чанчуньской, и права по ее управлению СССР безвозмездно передал Китайской Народной Республике.

Ю.А. Петров,
 доктор исторических наук

1 Подробнее о политике России на Дальнем Востоке на рубеже XIX—XX вв. см.: Романов Б.А. Россия в Маньчжурии (1892—1906): Очерки по истории внешней политики самодержавия в эпоху империализма. Л., 1928.

2 О российских государственных банках для операций за границей см.: Ананьич Б.В. Российское самодержавие и вывоз капитала, 1895—1914 гг. Л., 1970.

3 Устав Русско-Китайского банка // Собрание узаконений и распоряжений правительства. 1895. № 194. Ст. 1632.

4 Витте С.Ю. Воспоминания. Т. I. М., 1960. С. 150—151.

5 Цит. по: Лукоянов И.В. Русско-Китайский банк (1895—1904 гг.) // Нестор 2000. № 2 / Банки и финансы Российской империи. СПб. — Кишинев, 2000. С. 177.

6 См.: Кредит и банки в России до начала ХХ века: Санкт-Петербург и Москва / Б.В. Ананьич (руководитель проекта) и др. СПб., 2005. С. 434—435.

7 Там же. С. 478—479.

8 Витте С.Ю. Воспоминания. Т. I. С. 143.

9 См.: Бовыкин В.И., Петров Ю.А. Коммерческие банки Российской империи. М., 1994. С. 165—180.

10 См.: Беляев С.Г. Русско-французские банковские группы в период экономического подъема 1909—1914 гг. СПб., 1995. С. 87—93.

Материал подготовлен Департаментом внешних и общественных связей

  

Ссылки на тематические разделы СТАТЬИ

Тематически связанные разделы Каталога денежных знаков

Алфавитный указатель. Литера - П (кир.) КВЖД и Русско-Азиатский банк 
Гражданская война Русско-Китайский банк 

Рекомендуемые статьи

Погребецкий А.И. Боны Русско-Азиатского Банка, т.н. "Хорватки"
ФОРМАТ ДОКУМЕНТА

HTML

CSD Ю.А. Петров Российские банки в Китае в конце XIX — начале ХХ века
 

ГЛАВНАЯ   КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ     СПРАВОЧНАЯ    ПОРТАЛ   КОНТАКТЫ   ЕМАИЛ   ССЫЛКИ   ЗАМЕТКИ

 

 

Яндекс
 

 

КАТАЛОГ

СТАТЬИ ДОКУМЕНТЫ БИБЛИОГРАФИЯ АЛФАВИТНЫЕ УКАЗАТЕЛИ
РОССИЯ Государственные выпуски Подборка законов Российская Империя Каталоги России Алфавитный указатель городов России
ЕВРОПА Гражданская война БГК, законодательство Каталоги общие Нотгельды Германии
АЗИЯ Частные выпуски Подборка законов РСФСР-СССР-РФ Каталоги Германии Нотгельды Австрии
АФРИКА Военные выпуски Документы Банка России Каталоги Польши США NBN индекс городов
СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА Иностранные Государства Документы Гражданской войны Каталоги Европы США NBN USA индекс # чартеров
ЮЖНАЯ АМЕРИКА Фальшивомонетничество Законодательство Германии Каталоги Азии Поисковый индекс по странам
АВСТРАЛИЯ Водяные знаки РСФСР Законодательство государств Европы Каталоги США Поисковый индекс по бонам России

©  WWW.FOX-NOTES.RU

Все права защищены. Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация, перепечатка или любое другое распространение информации сайта FOX NOTES (www.fox-notes.ru), в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны администрации сайта FOX NOTES. При цитировании информации наличие активной гиперссылки ссылки на сайт www.fox-notes.ru обязательно.