FOX NOTES все о бонистике

 

КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ    ПОРТАЛ    СПРАВОЧНАЯ    КОНТАКТЫ    ЕМАИЛ

 

Статьи по бонистике
 
Общегосударственные выпуски
Гражданская война
Частные выпуски
Военные выпуски
ГОЗНАК
Иностранные Государства
Фальшивомонетничество
Реставрация
На правах рукописи
 
СТАТЬИ
ДОКУМЕНТЫ
БИБЛИОГРАФИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

 
 

FOX NOTES. Продажа бумажных денежных знаков. Бон.

Д.И. Петин

Омск, Омский государственный технический университет

 

«ОМСКИЕ» ДЕНЕЖНЫЕ ЗНАКИ С НАДПЕЧАТКОЙ

ТЮМЕНСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ НАРОДНОГО БАНКА

КАК ИСТОЧНИК ПО ИЗУЧЕНИЮ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

СИБИРИ В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Источниковедческое изучение памятников российского бумажноденежного обращения, их научная интерпретация способствуют воссозданию наиболее полной и объективной картины одного из интересных эпизодов денежного обращения Сибири в период Гражданской войны – появлению «омских» денежных знаков с советской надпечаткой Тюменского отделения Народного Банка.

В результате наступательной операции на Уральском участке фронта в течение весны-лета 1919 г. соединения и части РККА, упорно тесня армии Всероссийского правительства А.В. Колчака в восточном направлении, к осени 1919 г. захватили Урал и часть Западной Сибири (несколько уездов Тобольской губернии). С этого времени на этих территориях вновь утверждается Советская власть. Постановлением ВЦИК «Об организации гражданского управления Сибири» № 437 от 27 августа 1919 г. был образован Сибирский революционный комитет (Сибревком). Сибревком, руководивший мероприятиями по восстановлению советских порядков на территории Сибири, на правах областного органа был наделён чрезвычайными полномочиями представителя центральной власти в регионе [9, ст. 44]. Резиденцией Сибревкома до ноября 1919 г. был Челябинск. Восстанавливавшаяся в Сибири Советская власть столкнулась с одним из острых социально-экономических вопросов того времени – организацией денежного обращения на подконтрольной территории. Продвигаясь на восток, большевики аннулировали денежные знаки правительства Колчака (т.н. «сибирские» или «омские»), составлявшие основную часть денежной массы, находившейся в тот момент на руках у населения. По официальным данным, к августу 1919 г. суммарный объём эмиссии Временного Сибирского и Всероссийского правительств составил 8 614 629 руб. [8, с. 206]. (В эту цифру не включено большое количество находившихся в обращении фальшивых «сибирских» денежных знаков, массовые подделки которых не поддаются подсчёту).

Для нормализации денежного обращения в Сибири Советская власть должна была решить вставшие перед ней две основных задачи, взаимозависимые друг от друга. Во-первых, аннулировать и изъять денежные знаки, выпущенные правительством А.В. Колчака. Во-вторых, снабдив сибирские территории денежными знаками, имеющими платёжную силу в Советской России, организовать денежное обращение в соответствии с законодательством РСФСР. Приступив к работе, Сибревком, как высшая Советская власть в Сибири, официально заявил: «Деньги, выпущенные объявленным вне закона… верховным правителем Колчаком, признаются не имеющими хождения во всей Сибири. Население должно отказываться от их приёма. Во всей Сибири восстанавливается хождение советских денег…» [10, с. 16]. Однако начавшийся с осени 1919 г. переход денежного обращения Сибири на советскую денежную систему был весьма сложен и неоднозначен. Как и во всей России, на территориях, подконтрольных Сибревкому, картина денежного обращения была пестра. В качестве законного платёжного средства Советская власть в Сибири признавала следующие денежные знаки: дореволюционные (т.н. «царские», «думские», «керенки»), кредитные билеты образца 1918 г. (т.н. «пятаковки»), расчётные знаки РСФСР и кредитные билеты Уральского областного совета (т.н. «уралки»). Кроме того, по нарицательной стоимости в качестве денежных знаков имели хождение общегосударственные денежные суррогаты – ценные бумаги, выпущенные царским и Временным правительствами (краткосрочные обязательства Государственного Казначейства, облигации и купоны Займа Свободы, Государственной ренты, Военных займов и мн. др.) [3, л. 52]. Но территории, подконтрольные Сибревкому, несмотря на видовое разнообразие денег и их суррогатных форм, ощущали «денежный голод». Дореволюционные денежные знаки в Сибири, как и по всей территории бывшей Российской империи, ценились высоко и были предметом спекуляции и тезаврации, наряду с золотом и серебром. В связи с процедурой изъятия «керенок», проведённой правительством А.В. Колчака весной 1919 г., на руках у населения Сибири оставалось из имеющих хождение в Советской России лишь некоторое количество «керенок» (номиналами 20 и 40 руб.) и «думских» денег (номиналами в 250 и 1000 руб.). Совершенно отсутствовали денежные знаки мелкого достоинства [1, с. 22]. Проводимое большевиками аннулирование «сибирских» денег застало кассы сибирских финансовых учреждений абсолютно не готовыми к удовлетворению потребностей в советских деньгах. В свою очередь, снабжение вновь присоединённых территорий Сибири денежными знаками, имеющими платёжную силу в Советской России, из-за неудовлетворительного состояния транспортных связей не было налажено. Таким образом, восстанавливающаяся в Сибири Советская власть, аннулируя денежные знаки своего политического противника в условиях не налаженного снабжения деньгами, имеющими хождение в РСФСР, оказывалась в весьма затруднительном положении.

С проблемой нехватки денег в обращении и товарно-денежной спекуляцией вследствие дезорганизованного денежного обращения в сентябре 1919 г. столкнулся Тюменский военно-революционный комитет (далее – ревком). Советских денег в обращении здесь ещё не было, поскольку в распоряжение Тюменского ревкома они не поступили. На подконтрольные ревкому территории (западные уезды Тобольской губернии), только что освобождённые от власти белых, приезжало множество спекулянтов с Урала, где «сибирские» денежные знаки были уже отменены. В западносибирских уездах спекулянты на «омские» деньги скупали всевозможные товары, чтобы продать их на советские деньги на Урале.

Современник тех событий свидетельствовал: «Одного лишь слуха об аннулировании «сибирских» денег было достаточно, чтобы ввергнуть население в суматоху. Народ начинал спешно сбывать «сибирки», скупая без разбора всё подряд, у граждан, ещё не знавших об отмене «сибирских» денег» [4, л. 8]. Таким образом, хаос денежного обращения и наличие в нём денежных знаков правительства Колчака на только что занятых большевиками территориях Западной Сибири создавали угрозу развития товарно-денежной спекуляции. С другой стороны, аннулирование «сибирских» денежных знаков и отсутствие советских денег вследствие неорганизованных транспортных связей, провоцировало «денежный голод», что, также, могло негативно воздействовать на многие аспекты социально-экономической жизни, ведя к полной её парализации.

Для выхода из сложившегося затруднительного положения в денежном обращении Тюменский ревком вынужденно пошёл на крайние меры. На заседании 17 сентября 1919 г., обсудив финансовое положение и, в частности, вопрос аннулирования денежных знаков правительства А.В. Колчака, ревком постановил, руководствуясь финансовыми, политическими и экономическими соображениями, временно и ограниченно продлить хождение «сибирских» денег. Данное решение, оформленное в качестве приказа № 16 по городу и уезду, было обнародовано 22 сентября 1919 г. Согласно приказу, гражданам, имеющим на руках денежные знаки правительства Колчака номиналом до 500 руб., включительно, предписывалось в трёхдневный срок внести их в Тюменское отделение Народного Банка для наложения банковского штемпеля. Денежные знаки номиналом выше 500 руб., (т.е. краткосрочные обязательства Государственного казначейства номиналами 1000 и 5000 руб.), а, также, знаки без штемпеля платёжной силы в пределах власти ревкома не имели. Любые сделки со знаками без штемпелей Тюменского отделения Народного Банка запрещались. В уезде денежные знаки предписывалось в тот же срок сдать волостным ревкомам и исполкомам, а те уже должны были сдать эти знаки для процедуры штемпелевания в Тюменское отделение Народного банка. Штемпелёванные денежные знаки должны были приниматься в платежи наравне с денежными знаками, имеющими платёжную силу в РСФСР. В результате, через процедуру штемпельной регистрации в восьми кассах Тюменского отделения Народного банка прошли 10 650 065 руб. «сибирских» денег из числа предъявленных населением, организациями и находящихся на текущих счетах [7, с. 30-31].

Создавшееся тяжёлое положение в денежно-финансовой сфере и действия Тюменского ревкома вызвали серьёзное беспокойство Сибревкома, поскольку ещё 18 сентября 1919 г. Сибревком постановил: «Полностью аннулировать обращение в Тюмени колчаковских денежных знаков и снабдить Тюменский ревком необходимыми денежными средствами» [10, с. 17]. Кроме того, в середине сентября Тюменским отделением Народного банка было получено от Екатеринбургского отделения Народного банка финансовое подкрепление на сумму 8 млн. руб. денежными знаками, имеющими хождение в РСФСР. В Тюмень приехал член Сибревкома В.М. Косарев. На расширенном заседании Тюменского ревкома, состоявшимся 29 сентября 1919 г. обсуждался вопрос об аннулировании колчаковских знаков. Результатом заседания стал опубликованный 29 сентября 1919 г. совместный приказ № 20 Сибревкома и Тюменского ревкома по городу и уезду, которым отменялось решение приказа № 16. Выпуск штемпелёванных колчаковских денежных знаков был приостановлен, а попавшие в обращение проштемпелёванные денежные знаки на сумму 1 096 668 руб. 50 коп. было приказано изъять и заменить советскими деньгами. Начиная с 29 сентября 1919 г. законную платёжную силу имели только денежные знаки, признанные правительством РСФСР. Кроме того, населению Тюмени выдали компенсацию: рабочим и служащим в размере 70% февральских московских ставок, а безработным, зарегистрированным на Бирже труда на 27 сентября 1919 г. месячный оклад. По вопросу о находящихся в обращении колчаковских денежных знаках, проштемпелёванных Тюменским отделением Народного банка, Тюменский ревком обратился в Сибревком с ходатайством об их обмене на советские денежные знаки. Населению объявлялось, что по получению ответа Сибревкома по этому вопросу будут даны дополнительные разъяснения [7, с. 31-33].

Ответная мера Сибревкома последовала практически сразу после приказа № 20. Постановлением Сибревкома от 30 сентября 1919 г. предписывалось: «Оплату сибирских денег, штемпелёванных Тюменским ревкомом утвердить, отнеся означенную выплату за счёт Государственного банка» [10, с. 17]. Таким образом, прецедент был разрешён; с этого момента колчаковские денежные знаки на территории, подконтрольной Сибревкому не принимались при расчётах. Основная масса изъятых из обращения «сибирских» денег с надпечаткой Тюменского отделения Народного Банка была, очевидно, уничтожена. Современной бонистике известны только проштемпелёванные подлинники краткосрочных обязательств номиналом в 500 руб. [5, с. 258].

Проблемные вопросы товарно-денежной спекуляции и «денежного голода» в связи с аннулированием «омских денег» Советской властью на территории Сибири ещё долго являлись актуальными. Вопрос об «омских» деньгах, по мере присоединения к Советской России новых сибирских территорий будет подниматься ещё неоднократно, что заставит Сибревком в ноябре 1919 г. сделать повторное заявление об объявлении денег правительства А.В. Колчака вне закона: «Сибревком, подтверждая своё постановление об отмене хождения в Советской Сибири колчаковских денежных знаков, доводит до всеобщего сведения: 1. Что колчаковские денежные знаки обмену не подлежат. 2. Что с 28 ноября сего года продажа продуктов на колчаковские денежные знаки прекращается» [10, с. 24]. Организованная поставка советских денежных знаков в Сибирь из Центра началась в октябре 1919 г. [6, с. 212]. Полный запрет хождения «омских» денег в советской Сибири произошёл 18 февраля 1920 г., когда об аннулировании «омских» денег заявил Иркутский ревком, который с 26 января по 17 февраля 1920 г. вынужденно осуществлял их эмиссию для финансового пополнения касс на подконтрольной территории [6, с. 272].

Стоит отметить, также, что случай использования денежных знаков правительства А.В. Колчака, штемпелёванных местными советскими властями в этот период не единственный. Бонистике известны колчаковские краткосрочные обязательства с эпиграфическими признаками советских революционных властей других городов: Тобольска [5, с. 254-255], Мангышлака [11, с. 30]. и Акмолинска [2, с. 45].

Денежное обращение в Сибири в период острого военного и политического противостояния – один из малоизученных аспектов истории Гражданской войны. Денежные знаки с надпечаткой Тюменского отделения Народного банка – исторические свидетельства, отражающие критичность сложившегося положения, когда местная Советская власть, находясь в тупиковом положении, пошла на вынужденную меру временного допущения хождения денежных знаков своего политического противника.

 

Список литературы:

1. Альбицкий, П. Работа финансовых органов в связи с аннуляцией колчаковских денежных знаков / П. Альбицкий // Известия НКФ. – 1921. – 1 сентября. – С. 22-24.

2. Бумажные деньги России : каталог-справочник. Ч. 1. Правительственные выпуски в границах Российской Федерации – СПб : Конрос, 2004. – 81 с. : ил.

3. Государственный архив Новосибирской области. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д. 25.

4. Исторический архив Омской области. Ф. Р-238. Оп. 1. Д. 9.

5. Козлов, В. Ю. Боны и люди. Денежное обращение Урала : 1830-1933 : Опыт нестандартного каталога / В. Ю. Козлов. ‑ Екатеринбург : Банк культурной информации, 2000. – 352 с. : ил., табл.

6. Наше денежное обращение : сборник материалов по истории денежного обращения в 1914-1925 гг. ; под. ред. Л. Н. Юровского. – М. : Финансовое изд-во Народного комиссариата финансов, 1926. – 354 с. : табл.

7. Рощевский, П. И. Ликвидация финансовых затруднений в Западной Сибири после изгнания колчаковцев в 1919 г. / П. И. Рощевский // Ученые записки Свердловского и Тюменского педагогических институтов. - Том. 91. Исторический сборник. - Вып. 2 (7). - 1969. – С. 23-33.

8. Рынков, В. М. Финансовая политика антибольшевистских правительств востока России (вторая половина 1918 - начало 1920 г .) : монография / В. М. Рынков. – Новосибирск : [б.и.], 2006. – 212 с. : табл.

9. Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства за 1919 г. – М. : Изд-во Народного комиссариата юстиции, 1919.

10. Собрание постановлений и распоряжений Сибирского революционного комитета. № 1. – 18 сентября – 4 декабря 1919 г. Омск : Издание информационно-инструкторского отдела Сибревкома, 1919.

11. Уваров, Б. Легендарные надпечатки (В порядке обсуждения) / Б. Уваров // Коллекционер Азербайджана. – 1970. – №8-9. – С. 29-30. – Цит. по: http:/ www.bonistikaweb.ru./

 

Статьи по бонистике - Гражданская война

  

© 2010 При использовании этих материалов ссылка на сайт "FOX NOTES" www.fox-notes.ru обязательна

 
 

ГЛАВНАЯ   КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ     СПРАВОЧНАЯ    ПОРТАЛ   КОНТАКТЫ   ЕМАИЛ   ССЫЛКИ   ЗАМЕТКИ

 

 

Яндекс
 

 

КАТАЛОГ

СТАТЬИ ДОКУМЕНТЫ БИБЛИОГРАФИЯ АЛФАВИТНЫЕ УКАЗАТЕЛИ
РОССИЯ Государственные выпуски Подборка законов Российская Империя Каталоги России Алфавитный указатель городов России
ЕВРОПА Гражданская война БГК, законодательство Каталоги общие Нотгельды Германии
АЗИЯ Частные выпуски Подборка законов РСФСР-СССР-РФ Каталоги Германии Нотгельды Австрии
АФРИКА Военные выпуски Документы Банка России Каталоги Польши США NBN индекс городов
СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА Иностранные Государства Документы Гражданской войны Каталоги Европы США NBN USA индекс # чартеров
ЮЖНАЯ АМЕРИКА Фальшивомонетничество Законодательство Германии Каталоги Азии Поисковый индекс по странам
АВСТРАЛИЯ Водяные знаки РСФСР Законодательство государств Европы Каталоги США Поисковый индекс по бонам России

©  WWW.FOX-NOTES.RU

Все права защищены. Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация, перепечатка или любое другое распространение информации сайта FOX NOTES (www.fox-notes.ru), в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны администрации сайта FOX NOTES. При цитировании информации наличие активной гиперссылки ссылки на сайт www.fox-notes.ru обязательно.