FOX NOTES все о бонистике

 

КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ    ПОРТАЛ    СПРАВОЧНАЯ    КОНТАКТЫ    ЕМАИЛ

 

Статьи по бонистике
 
Общегосударственные выпуски
Гражданская война
Частные выпуски
Военные выпуски
ГОЗНАК
Иностранные Государства
Фальшивомонетничество
Реставрация
На правах рукописи
 
СТАТЬИ
ДОКУМЕНТЫ
БИБЛИОГРАФИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

 
 

FOX NOTES. Продажа бумажных денежных знаков. Бон.

На правах рукописи

 

Петин Дмитрий Игоревич

ДЕНЕЖНО-ЭМИССИОННАЯ ПОЛИТИКА

СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ И АНТИБОЛЬШЕВИСТСКИХ

РЕЖИМОВ В СИБИРИ (октябрь 1917 ноябрь 1920 г.)

 

Специальность 07.00.02 – «Отечественная история»

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

Барнаул 2011

 

Работа выполнена на кафедре отечественной истории

ГОУ ВПО «Омский государственный технический университет».

  

Научный руководитель:                        доктор исторических наук, профессор

                                                                     Полканов Владимир Данилович

 Официальные оппоненты:                   доктор исторических наук, профессор

                                                                     Разгон Виктор Николаевич; 

                                                                     кандидат исторических наук, доцент

                                                                     Рынков Вадим Маркович

  

Ведущая организация:                 ГОУ ВПО «Алтайский государственный

                                              технический университет им. И. И. Ползунова»

   

Защита состоится 28 мая 2011 года в 10 часов на заседании объеди­нённого совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ. 212.005.08 при Алтайском государственном университете по адресу: 656049, г. Барнаул, пр. Ленина61ауд. 416 (зал заседаний учёного совета).

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Алтайский государственный университет».

 

 

Автореферат разослан «07» апреля 2011 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук, доцент                                           В. В. Горбунов

 


 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования. Денежное обращение России в 1917-1920 гг. претерпело значительные изменения. Распад единой фи­нансовой системы государства ускорила Гражданская война. В позицио­нировании суверенности политических режимов был важен выпуск денег, являвшихся для эмитентов инструментами военно-политического и экономического воздействия. Поэтому, изучая период революции и Гра­жданской войны, важно понимать значимость регулирования денежного обращения, рассматриваемого как часть внутренней политики противо­борствующих сторон. Этот опыт, недооценённый на сегодня в историо­графии, нуждается в комплексном обобщении.

О важности правильного функционирования финансовой сферы не даёт забыть кризис отечественной экономики рубежа 80-х – 90-х гг. ХХ в., когда на фоне инфляции массово выпускались местные «деньги». Поэтому ценность исследованию придаёт то, что оно показывает взаимо­зависимость власти, общества и сферы денег, а также насколько важно для государства грамотное регулирование денежного обращения.

В силу специфики изучаемой проблемы, наряду с исследованием тра­диционных письменных источников, необходим ввод в научный оборот вещественных исторических свидетельств – бумажных денежных знаков, что позволит расширить представления о социально-экономической и политической сферах в Сибири в 1917-1920 гг.

Бонистика, как направление отечественного антикварного рынка, в последнее время получила значительное развитие, поэтому актуальность исследования связывается и с практической пользой для коллекционер­ского и музейного дела.

Таким образом, изучение обстоятельств появления, обращения и изъя­тия денежных знаков, выпущенных в Сибири различными эмитентами в 1917-1920 гг. представляет собой перспективное направление современ­ной исторической науки, заслуживающее самостоятельного рассмотрения с широким привлечением междисциплинарных знаний.

Историография проблемы условно делится на этапа:

1 этап (1918 – нач. 30-х гг. ХХ в.). Среди первых значимых работ, ос­вещавших проблемы денежного обращения в Сибири, необходимо отме­тить труды П. П. Альбицкого, С. Кистенёва, Э. Я. Матча, а также ряд статьей без авторства, опубликованных в «Известиях НКФ» [1].

Весом вклад Л. Н. Юровского, А. И. Погребецкого и М. С. Сафонова, в чьих трудах уделено внимание денежному обращению на востоке России в 1914-1924 гг. и приведены ценные статистические сведения об эмиссиях денежных знаков [2]. В освещении ряда вопросов эти работы являются единственными исследованиями на сегодняшний день.

К началу 30-х гг. ХХ в. были обозначены общие проблемы, связанные с систематизацией и классификацией денежных знаков. Однако даже при наличии авторитетных трудов недостаточное внимание уделялось поли­тике властей в сфере денежного обращения, проводимой в регионах, а также обстоятельствам появления и обращения отдельных эмиссий.

2 этап (нач. 30-х – 50-е гг. ХХ в.). В данный период угас интерес к истории денежного обращения и бонистике. Научные изыскания, связанные с эмиссиями денежных знаков в регионах в 1917-1920 гг., фактически зашли в тупик. Некоторое время, следуя инерции предыдущих лет, выпускались каталоги денежных знаков. Среди них главным является труд Н. И. Кардакова [3]. Тенденцией этапа стали общие работы по истории советских финансов (труды З. В. Атласа, В. П. Дьяченко и др.), идеа­лизировавшие финансовую политику РСФСР 1917-1920 гг. и почти не освещавшие региональных эмиссий.

3 этап (60-е – нач. 90-х гг. ХХ в.). В это время возрождается интерес к истории денежного обращения и бонистике; несмотря на то, что внимание уделялось в основном советским общегосударственным выпускам, затрагиваются аспекты бонистики, связанные с Сибирью (работы П. И. Рощевского, В. С. Флёрова, Н. Д. Наволочкина, В. В. Глобенко, Г. Н. Вожегова и др.) [4]. Чешский исследователь М. Миха изучил историю печатания чехословацкими легионерами денежных знаков для ряда анти­большевистских правительств востока России в 1918-1919 гг. [5]. В деле каталогизации бон велики заслуги П. Ф. Рябченко [6].

4 этап (сер. 90-х гг. ХХ в. – настоящее время). За последние полтора десятилетия был достаточно полно изучен ряд аспектов денежного обра­щения в Сибири в годы Гражданской войны: эмиссионная политика и попытки унификации денежного рынка «белыми» режимами, история заказа денежных знаков и ценных бумаг в США. Среди современных работ, в первую очередь, необходимо выделить исследования В. М. Рынкова, А. В. Алямкина и А. Г. Баранова, характеризующие мероприятия антибольшевистских правительств востока России в финансовой сфере в 1918-1920 гг. [7]. Также денежно-финансовой политике различных властей на востоке России в 1917-1920 гг. посвящены труды М. В. Ходякова, И. С. Шикановой, О. В. Парамонова, А. В. Ломкина, Р. В. Николаева, И. Ю. Денисова [8]. Появляются новые каталоги по бонистике (как общего, так и локального характера) [9].

Однако обстоятельства появления, хождения и изъятия денежных знаков в регионе, как и отдельные значимые эмиссии локального характера, остались вне поля зрения исследователей. Научная интерпретация многих памятников бумажноденежного обращения, выпущенных в Сибири в годы революции и Гражданской войны, остаётся на уровне кратких описаний каталогов и справочных изданий по бонистике.

Кратко и локально рассмотрено денежное обращение в период уста­новления советской власти в Сибири (1917-1918 гг.). Из-за разночтений в историографии требует детализации советская эмиссионная политика в Забайкалье летом 1918 г. В структурировании данных нуждается вопрос фальшивомонетничества на востоке России в 1918-1920 гг. Значительный «историографический пробел» – денежное обращение и финансовая по­литика советской власти в Сибири в 1919-1920 гг. Сведения об эмиссиях революционных властей Сибири в ряде случаев носят отрывочный харак­тер. Не исследованы социальные последствия финансовой политики РСФСР и пути преодоления денежного дефицита в Сибири в 1919-1920 гг. Наличие в историографии изучаемой проблемы ряда важных неизученных аспектов не позволяет создать целостной картины денежного обращения в сибирском регионе в 1917-1920 гг.

Цель исследования – на основе опубликованных и вновь выявленных исторических источников рассмотреть политику в области денежного обращения, проводимую советской властью и антибольшевистскими режимами накануне и в период Гражданской войны на территории Сибири.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

1) Выявить общие и особенные черты денежного обращения на терри­тории Сибири накануне Гражданской войны (октябрь 1917 май 1918 г.).

2) Подвергнуть анализу денежно-эмиссионную политику советской власти на начальном этапе Гражданской войны в Сибири летом 1918 г.

3) Рассмотреть денежно-эмиссионную политику антибольшевистских режимов, а также их деятельность в отношении унификации денежного рынка и борьбы с фальшивомонетничеством на территории Сибири в 1918-1920 гг.

4) Раскрыть влияние проводимой в 1919-1920 гг. советскими властями процедуры аннулирования белогвардейских денег на социально-эконо­мическую сферу сибирского региона.

5) Проанализировать пути решения проблемы денежного дефицита на территории Сибири в период восстановления советской власти в 1919-1920 гг.

Объектом исследования является денежное обращение в период ре­волюции и Гражданской войны на территории Сибири.

Предмет исследования – политика в области денежного обращения, проводимая советской властью и антибольшевистскими режимами в пе­риод революции и Гражданской войны на территории Сибири.

Хронологические рамки. Нижняя хронологическая граница исследо­вания – октябрь 1917 г. – начало изменений в денежном обращении, по­следовавших за сменой общественно-политического строя. Верхняя хро­нологическая граница исследования – ноябрь 1920 г. – обусловлена уга­санием активных боевых действий Гражданской войны в Сибири и ста­билизацией финансовой сферы региона.

Территориальные рамки исследования охватывают большую часть азиатской России: от Урала на западе до горных хребтов тихоокеанского водораздела на востоке и от берегов Северного Ледовитого океана на севере до холмистых степей Казахстана и границы с Монголией на юге.

В соответствии с политико-административным делением Сибири в изучаемый период исследование включает Тобольскую, Томскую, Ал­тайскую, Енисейскую и Иркутскую губернии, Акмолинскую, Семипала­тинскую, Забайкальскую и Якутскую области в их дореволюционных границах с учётом административно-территориальных преобразований, последовавших в 1917-1920 гг.

Теоретической базой работы являются теория модернизации и фор­мационный подход. Теория модернизации позволяет рассматривать внут­ренние факторы политической среды, способствовавшие социально-эко­номическим изменениям, происходившим в России в 1917-1920 гг. Бла­годаря формационному подходу, нацеливающему на изучение социально-классовых противоречий, объясняется противоборство политических режимов в сфере денежного обращения в годы Гражданской войны, вы­текавшее в неприятие денежных знаков, выпущенных идеологическим оппонентом.

Методологическую основу диссертации составляют научные прин­ципы и методы. Принцип историзма позволяет выявить качественные изменения в денежном обращении сибирского региона, обусловленные конкретно-историческими условиями 1917-1920 гг. Принцип научной объективности помог в решении спорных позиций историографии, ка­сающихся ряда аспектов денежного обращения в сибирском регионе в годы революции и Гражданской войны. Принцип системности позволяет оценить влияние различных факторов и связей на функционирование денежного обращения, рассматриваемого в качестве целостной системы.

Сравнительно-исторический метод позволяет сопоставить мероприя­тия, проводимые различными политическими силами в денежном обра­щении на территории Сибири в 1917-1920 гг., выделяя при этом общие и особенные черты. Благодаря синхронистическому методу проанализиро­ваны одновременные процессы, протекавшие в денежном обращении страны и региона в 1917-1920 гг. Статистический метод через совокуп­ность количественных показателей позволяет выявить качественную сторону явлений в денежном обращении. Проблемно-хронологический метод дроблением изучаемой проблемы на более узкие вопросы, рассматриваемые в хронологическом порядке, компактно структурирует излагаемый материал. Метод периодизации выделяет этапы развития социально-экономической сферы региона в соответствии с событиями 1917-1920 гг. Метод классификации структурирует многообразие платёжных средств, имевших хождение в Сибири в 1917-1920 гг. на основе трёхчленной классификации, которая по принципу обязательности приёма платёжных средств, условно делит денежные знаки на обязательные, местные обяза­тельные и необязательные выпуски. В условиях дестабилизированного денежного обращения в годы революции и Гражданской войны каждая категория денежных знаков занимала свою нишу в денежной системе, поддерживая её функционирование. Нами рассматриваются две первые категории денежных знаков, чьё появление обусловлено проведением финансовой политики от имени официальной власти определённого уровня. Использование вещественных источников – бумажных денежных знаков – предполагает применение специального метода бонистики – комплексного анализа бумажного денежного знака, позволяющего выявить дополнительную информацию по исследуемой проблеме.

Исследование сопряжено с использованием специальных терминов. В частности, под термином «денежно-эмиссионная политика» в работе подразумеваются мероприятия властей, связанные с выпуском денежных знаков и регулированием денежного обращения.

Используемая методологическая основа, обеспечивающая решение задач, поставленных в исследовании, позволяет вести всесторонний и объективный анализ процессов, имевших место в денежном обращении сибирского региона в период революции и Гражданской войны.

Источниковая база исследования представлена двумя категориями источников – письменными и вещественными. Письменные источники делятся на опубликованные и неопубликованные. Опубликованные ис­точники, в свою очередь, подразделяются на ряд подгрупп:

1. Сборники документов и материалов по истории революционного движения и Гражданской войны в Сибири [10].

2. Нормативно-правовая документация – официальные издания обяза­тельных распоряжений, постановлений и узаконений СНК РСФСР, НКФ РСФСР, Временного Сибирского правительства и Сибревкома [11].

3. Источники личного происхождения – мемуары деятелей «белого» движения в Сибири, членов ЦИК Сибири, писателей А. М. Горького и В. В. Иванова, партизана В. Г. Яковенко, краеведа Н. С. Романова [12]. Ме­муаристами высказаны субъективные мнения о ситуации в денежном обращении в годы революции и Гражданской войны. В ряде случаев ме­муары содержат сведения, которые не могут быть воспроизведены по другим источникам, поэтому для исследуемой проблемы источники лич­ного происхождения имеют особую значимость.

4. Периодическая печать представлена официальными печатными ор­ганами ВЦИК, НКФ, ДВР, местной советской власти [13], изданиями бело­гвардейских режимов Сибири и их министерств 1918-1919 гг. [14]. Отдель­ный блок составляют местные газеты 1917-1920 гг. [15]. Периодика отра­жает разнообразную информацию о денежном обращении: распоряжения властей всех уровней, ход и итоги финансовой политики, описания вновь выпускаемых денег и выявленных подделок и мн. др.

5. Каталоги бумажных денежных знаков, использование которых обу­словлено спецификой исследования, содержат сведения, полученные посредством внешней и внутренней критики бумажных денег (образцы, невыпущенные боны, варианты, разновидности, фальсификаты и пр.). Но применять каталоги надо с определённой долей осторожности, поскольку даже в самых авторитетных изданиях встречаются неточности и ошибки. Поэтому в научном исследовании, на наш взгляд, каталоги по бонистике выступают в качестве вспомогательного источника.

Неопубликованные документы и материалы из 60 фондов 2 федеральных и 10 региональных архивов представляют особую цен­ность для исследования. Наиболее интересными являются документы и материалы Государственного архива Российской Федерации [16], Россий­ского государственного архива экономики [17] и Государственного архива Новосибирской области [18]. Не менее информативна документация регио­нальных архивов, отражающая деятельность местных органов власти [19] и финансовых учреждений [20]. Ряд документов выявлен в фондах бывших партийных архивов [21]. Значительная часть использованных автором не­опубликованных материалов – делопроизводственная документация, переписка центральной и местной администрации по финансовым вопро­сам. В архивных фондах также были найдены мемуары, тематические подборки статей из периодических изданий и печатная агитация.

Вещественные источники. Наряду с изучением традиционных источ­ников в исследовании использовались бумажные денежные знаки, кото­рые в количественном отношении, по сравнению с письменными источ­никами, представляют не менее объёмный материал [22]. Вещественные источники дают представление о социально-политической, финансово-экономической, культурной жизни, а также об истории науки и техники изучаемого периода.

Имеющийся комплекс источников и литературы обеспечивает реше­ние задач исследования. Но при этом надо отметить, что сведения о де­нежном обращении на этапе установления советской власти в регионе носят отрывочный характер, поэтому исследование данного периода со­пряжено с определёнными сложностями. Источники, относящиеся к ис­тории «белого» движения и периоду восстановления советской власти в Сибири, сохранились лучше, поэтому в более полном объёме отражают ситуацию в денежном обращении региона.

Научная новизна исследования отражена в следующих положениях:

1. В научный оборот впервые вводится большой объём архивных до­кументов и материалов периодической печати, также впервые научно интерпретирован ряд вещественных источников (бумажных денежных знаков).

2. Выявлены общие и особенные черты денежного обращения на тер­ритории Сибири накануне Гражданской войны (октябрь 1917 май 1918 г.), связанные с регулированием денежного обращения местными властями.

3. Установлены обстоятельства появления и обращения денежных знаков, выпущенных советской властью и антибольшевистскими режимами на территории Сибири в период боевых действий Гражданской войны, благодаря чему решён ряд историографических дискуссионных позиций (эмиссионная политика советской власти в Сибири летом 1918 г., фальшивомонетничество на востоке России в 1918-1920 гг., аннуляция белогвардейских денег советскими властями в 1919-1920 гг. и нереализованные эмиссии местных советских бон).

4. Выделены основные направления и способы подделки денег на вос­токе России в 1918-1920 гг., указаны ключевые причины активизации фальшивомонетничества и отличительные признаки фальшивых денеж­ных знаков.

5. Уточнены количественные показатели выпусков денежных знаков, а некоторые эмиссии, в том числе неосуществлённые, впервые получили подробное освещение.

6. Определены пути решения проблемы обеспечения Сибири денеж­ным подкреплением в период восстановления советской власти.

7. Выявлен социальный резонанс, вызванный советской финансовой политикой в сибирском регионе в 1919-1920 гг.

Практическая значимость. Материалы исследования могут исполь­зоваться при написании научных работ по истории, краеведению, музей­ному и коллекционерскому делу, для разработки спецкурсов по отечест­венной истории, вспомогательным историческим дисциплинам, истории Сибири. Приложения могут быть применены при создании наглядных материалов и технических средств обучения. Исследование может оказать помощь сотрудникам музеев, специалистам антикварного рынка и коллекционерам в деле атрибуции бумажных денежных знаков.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры отечественной истории Омского государственного технического университета, научном заседании Союза бонистов – Центра изучения памятников истории бумажноденежного обращения. Основные положения диссертации отражены в 15 публикациях, в том числе, в 7 изданиях, рекомендованных ВАК, а также представлены в форме сообщений и докладов на 7 научных конференциях международного, всероссийского и межвузовского уровней.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

 

Общая характеристика структуры диссертации. Диссертация, по­строенная по проблемно-хронологическому принципу, состоит из введе­ния, трёх глав (включающих семь параграфов), заключения, списка ис­пользованных источников и литературы, приложений (статистических данных и иллюстраций).

Во введении обоснована актуальность темы исследования; представ­лен историографический обзор изучаемой проблемы; сформулированы цель, задачи, объект и предмет исследования; определены хронологиче­ские и территориальные рамки исследования; дана характеристика теоре­тической и методологической основам диссертации и источниковой базе, использованной автором для написания диссертации; определена научная новизна и практическая значимость исследования; приводятся результаты апробации работы.

Первая глава «Денежное обращение в Сибири в период установле­ния советской власти (конец 1917 – май 1918 г.)» посвящена сравни­тельному изучению процессов, имевших место в денежном обращении на территории РСФСР и Сибири в указанный период.

В первом параграфе «Финансово-денежная политика советской власти» рассмотрены ключевые шаги советского правительства в отно­шении управления финансовой сферой и регулирования денежного об­ращения в конце 1917 – первой половине 1918 г.

Советское правительство одной из первостепенных задач для удержа­ния власти видело овладение финансовой сферой, для чего 26 октября (8 ноября) 1917 г. был создан Народный Комиссариат по Финансовым делам (НКФ, Наркомфин) РСФСР. Слиянием Государственного и частных банков в январе 1918 г. был образован Народный банк (Нарбанк) РСФСР. Место НКФ в системе высших советских государственных учреждений закрепила Конституция РСФСР 1918 г.: он стал центральным органом управления финансами, осуществляя в отношении денежного обращения основную контролирующую функцию. Большевики, не располагая своим образцом денежных знаков, продолжали выпуск бумажных денег по дореволюционным клише (царских, «думских», «керенок»).

Особая ситуация, как подчеркнуто в параграфе, наблюдалась в прове­дении финансовой политики на местах. С октября 1917 г. по весну 1918 г. в провинции сложился двойной финансовый аппарат. Изначально там имелись старые учреждения, подчинённые НКФ: казначейства, казённые палаты, податная инспекция, акцизные управления и вновь организован­ные отделения Нарбанка, но деятельность их была парализована забас­товкой служащих. В этих условиях местные советы, подчинённые НКВД, не имея инструкций Центра, вынужденно создавали собственные финан­совые органы (финансовые отделы, комиссариаты, комиссии). Двойст­венная система органов приводила к конфликтам ведомств, поскольку НКФ стремился к централизации финансового управления, а НКВД делал ставку на отказ от диктата в финансах. В итоге конфликты отрицательно влияли на эффективность работы местных финансов.

Саботаж чиновников в Центре дезорганизовал снабжение провинции денежным подкреплением, приведя к развитию локальных эмиссий. Ме­стные боны, принимавшиеся провинцией наравне с общегосударствен­ными деньгами, были временным способом решения проблем торговли, возникших из-за денежного дефицита. Будучи не в силах контролировать ситуацию, Центр, отрицательно относившийся к местным эмиссиям, всё же вынужденно легализовал несколько выпусков локальных денежных знаков. Однако при первой возможности НКФ стремился изъять местные боны. Для решения вопроса денежного дефицита советским правительством наравне с кредитными билетами были допущены к обращению облигации и купоны аннулированных займов. Но новые денежные суррогаты были неудобны для расчётов, поэтому ввод их в обращение сопровождался сложностями, а население отказывалось их принимать. В итоге за короткий срок денежная система государства стала отличаться значительным видовым разнообразием.

В отношении удержания власти советскую финансовую политику можно считать успешной, но с точки зрения регулирования денежного обращения и управления местными финансами видится обратная картина. Двойственный финансовый аппарат провинции был противоестественным и нежизнеспособным. К весне 1918 г. денежное обращение в советской России строилось исключительно на работе печатного станка Наркомфина, а рост эмиссии продолжал усугублять кризис. Наводнённое бонами и разбалансированное денежное обращение требовало принятия срочных мер. Но начавшиеся боевые действия Гражданской войны заставили советское правительство отказаться от реформирования денежного обращения. Начался ускоренный распад единых финансов государства на обособленные денежные системы местного уровня.

Во втором параграфе «Регулирование денежного обращения в Си­бири» раскрываются общие и особенные черты денежного обращения в регионе накануне Гражданской войны.

Напряжённость функционирования финансовой сферы на востоке России, как акцентируется в параграфе, отмечалась ещё до установления советской власти. Нарушение привычных экономических связей в период Первой мировой войны стало причиной отдельных узко локализованных эмиссий бон необязательного обращения в 1916-1917 гг. Но эти малочис­ленные выпуски не повлияли на общее состояние денежного обращения в регионе. Осенью 1917 г. на территории Сибири твёрдо наметилась тен­денция дефицита денег в обращении.

Дезорганизация снабжения денежным подкреплением на рубеже 1917-1918 гг. ещё больше способствовала упадку социально-экономической сферы региона, ставя под угрозу удовлетворение государственных и социальных нужд, а также блокируя работу местных финансовых учреж­дений. Отсутствие присылки денежного подкрепления на места приво­дило к ропоту среди масс и антисоветской агитации среди крестьян. По получению из Центра наличных средств перед провинциальными вла­стями вставал вопрос наиболее рационального распределения финансо­вого подкрепления. Ситуацию дополнительно осложняло и то, что при­сылаемые Петроградом суммы содержали малую долю разменных де­нежных знаков. Введённые в обращение в начале 1918 г. облигации «Займа Свободы» не всегда охотно принимались населением Сибири, поэтому с хождением этих денежных суррогатов иногда возникали проблемы.

Но особо тяжёлая обстановка на рубеже 1917-1918 гг. наблюдалась в социально-экономической сфере Забайкальской области, где приграничная торговля категорично требовала в уплату за свои товары звонкую монету царского чекана или дореволюционные кредитные билеты, при этом настойчиво отказываясь признавать «думские» и «керенки», присылаемые в денежном подкреплении из Петрограда.

Для регулирования денежного обращения провинциальными властями, Центросибирью и местными финансовыми учреждениями на рубеже 1917-1918 гг. неоднократно признавалась необходимость срочной эмиссии бон в локальном или общесибирском масштабе. Однако центральным властям путём экстренной присылки наличности всякий раз удавалось предотвратить выпуск местных денежных знаков в регионе. Поэтому для сибирских территорий в отношении опытов эмиссий региональных властей не отмечалась та массовость выпусков местных денежных знаков, которая имела место в других местностях (например, в европейской России или на Дальнем Востоке).

Выпуск в апреле 1918 г. в Чите гербовых марок, наклеенных на осо­бый типографский бланк с печатью Читинского отделения Нарбанка, был единственной эмиссией провинциальной власти Сибири в данный период. Этот вынужденный шаг предотвратил парализацию финансовой жизни Забайкальской области. При наличии общих для всей страны проблем, связанных с финансовым кризисом, состав денежного обращения в Сибири до весны 1918 г. был представлен общегосударственными денежными знаками и суррогатами.

Вторая глава «Формирование автономных денежных систем на территории Сибири в период Гражданской войны (1918-1920 гг.)» освещает особенности функционирования на территории региона денежных систем, образовавшихся в ходе боевых действий Гражданской войны.

В первом параграфе «Эмиссионные мероприятия советской вла­сти (июнь – август 1918 г.)» идёт речь о ситуации в денежном обращении на территории Забайкалья, где Центросибирь в течение лета 1918 г. координировала действия местных советов в борьбе с контрреволюцией.

Разрыв сообщения сибирского региона с Центром в конце мая 1918 г. повлёк за собой полное прекращение присылки финансового подкрепле­ния. Данное обстоятельство в совокупности со стремительно возрастав­шими расходами местной советской власти на военные нужды, привело к острому денежному дефициту, для устранения которого стали выпус­каться местные денежные знаки.

В июле 1918 г. ввиду острой нужды в мелких денежных знаках и со­вершенной оторванности от Центра по постановлению Троицкосавского Совнаркома в Кяхте были выпущены боны номиналами 5 и 10 руб., пред­ставлявшие собой разрезанные на четыре части «керенки», наклеенные на специальные типографские бланки с печатью и факсимильными под­писями управляющего и комиссара Кяхтинского отделения Нарбанка.

ЦИК Сибири с потерей связи с Центром после оставления значитель­ных территорий и эвакуацией из Иркутска в Верхнеудинск летом 1918 г. начал самостоятельно регулировать местное денежное обращение. Со­гласно специальным указаниям Центросибири в июле-августе 1918 г. в Чите и Верхнеудинске в обращение выпустили облигации и купоны раз­личных номиналов по нарицательной стоимости с особыми директив­ными надпечатками. В Чите в июле-августе 1918 г. были выпущены гер­бовые и контрольные марки, а также кредитные билеты Центросибири номиналом 50 руб., ходившие также и в Приамурье. Массовый выпуск бон Центросибирью в августе 1918 г. привел к тому, что они быстро стали доминирующими в местном денежном обращении, в то время как доля обращавшихся в Забайкалье денежных знаков дореволюционных образцов была ничтожна. Выпуская «сибирский» кредитный билет в качестве местного обязательного к приёму денежного знака и ограничив право субъектов региона на выпуск местных денежных знаков, ЦИК Сибири планировал стабилизировать финансовую сферу до момента возобновления финансовых связей с Центром. Центросибирью также были приняты меры по рационализации снабжения денежным подкреплением контролируемых территорий. Выпускаемые денежные знаки заносились на текущий счёт Центросибири и без санкции последней в лице её Комиссариата финансов расходованию не подлежали.

В итоге «вынужденная» эмиссионная политика местной советской власти летом 1918 г. привела к формированию в юго-восточной части сибирского региона обособленной и разнородной по видовому составу денежной системы.

Во втором параграфе «Эмиссионная политика антибольшевист­ских режимов (октябрь 1918 – август 1920 г.)» повествуется о мероприятиях антибольшевистской государственности, связанных с выпуском и хождением её денежных знаков.

Эмиссионная политика с приходом к власти в Сибири в 1918-1920 гг. очередного антибольшевистского режима становилась вопросом перво­степенного характера, ставившим в зависимость все сферы жизнедея­тельности власти и общества. Эмиссия денег являлась залогом беспере­бойного функционирования антибольшевистской власти. Выпуск денег нёс доход эмитенту, но вместе с тем, исходя из принципа монополии государства на выпуск денег, эмиссия была и своеобразным показателем государственной независимости.

В октябре 1918 г. при Минфине «омского» правительства была обра­зована Экспедиция заготовления государственных ценных бумаг (ЭЗГБ), обслуживавшая нужды антибольшевистских властей вплоть до конца декабря 1919 г. Основными центрами производства денежных знаков на востоке России в 1918-1919 гг. были Иркутск, Омск и Екатеринбург; в конце 1919-1920 гг. – Иркутск и Чита. Печатавшиеся антибольшевистскими властями в Сибири краткосрочные обязательства Государственного казначейства номиналами от 25 до 5000 руб. и казначейские знаки номиналами от 1 до 300 руб. в обиходе получили название «сибирских» денег. Изначально в законодательном порядке эмиссия была ограничена; а денежные знаки планировалось выпускать соответственно техническому уровню того времени. Однако давление внешних и внутренних обстоятельств «сняло ограничения» с эмиссионного права, снизив качество печатания «сибирских» денег.

Летом 1919 г. в обращение были выпущены денежные знаки номиналом 50 коп., а в конце 1919 г. – облигации (200 руб.) и купоны (4 руб. 50 коп.) Внутреннего выигрышного 4½% займа 1917 г. (по нарицательной стоимости). Эти денежные знаки, напечатанные «American Banknote Company» по заказу «омских» властей, также относятся к «сибирской» эмиссии. Обладая наилучшим внешним исполнением и качеством бумаги, «американские» денежные знаки выгодно отличались от всех видов платёжных средств, выпускавшихся антибольшевистскими властями на востоке России в 1918-1920 гг. В итоге эмиссии антибольшевистских правительств Сибири, осуществлённые в 1918-1919 гг., унифицировали денежное обращение на обширных территориях востока России.

Выпуск бон Правительства Российской Восточной окраины (ПРВО) номиналами 100 и 500 руб. в феврале-августе 1920 г. стал финалом эмиссионной политики антибольшевистских режимов на территории Сибири. «По инерции» «белая» Чита «унаследовала» безудержную эмиссионную деятельность, в результате чего боны ПРВО весьма быстро наводнили денежный рынок Забайкалья. Но если политическим предшественникам ПРВО эмиссия денег несла определённую прибыль, то режим атамана Г. М. Семёнова уже не получал реального дохода от работы печатного станка из-за стремительно растущей инфляции в «белом» Забайкалье. Денежные знаки ПРВО в ноябре 1920 г. были аннулированы по указанию правительства Дальневосточной республики.

В третьем параграфе «Регулирование денежного обращения в пе­риод антибольшевистской власти (июнь 1918 – ноябрь 1920 г.)» гово­рится о действиях антибольшевистских властей по установлению едино­образия денежного рынка и противодействию фальшивомонетничеству.

В качестве ключевых направлений по унификации денежного рынка «омской» властью рассматривались изъятие и противодействие выпуску местных денежных знаков и вывод из обращения «керенок». В конце 1918 г. предметом наиболее острых противоречий власти и общества являлись крупные местные эмиссии, осуществлённые различными властями на востоке России в 1918 г. (Комучем, Временным областным правительством Урала, Уральским облсоветом, атаманом Дутовым, Центросибирью, муниципалитетом Благовещенска, Амурским облисполкомом и Дальневосточным Совнаркомом).

Тактика «игнорирования» «омским» Минфином местных денежных знаков вызывала сильнейшее недовольство в провинции, роняла престиж «омской» власти. В связи с этим ряд местных денег путём принятия официальных постановлений был вынужденно допущен к временному локальному хождению с последующим изъятием. При этом некоторые местные боны в рамках своего ареала обращения регистрировались специальными штемпелями в государственных финансовых учреждениях; наличие реквизитов регистрации было условием обмена региональных денег в будущем на общегосударственные денежные знаки.

Но наибольшую проблему создали многочисленные денежные знаки необязательного обращения, о принятии которых властью не могло идти и речи, тем не менее, наиболее крупные эмиссии были выведены из об­ращения специальными циркулярами «омского» Минфина. По причине разменного дефицита, несмотря на негатив со стороны официальных властей, боны необязательного обращения продолжали выпускаться на востоке России в 1918-1920 гг.

Целью изъятия «керенок» было сокращение размеров инфляции и ус­тановление единого эмиссионного центра в Омске, независимого от пе­чатного станка РСФСР. Но мероприятия по изъятию «керенок», как и вывод из обращения местных денег были поспешны и непродуманны. Население в результате изъятия местных денег и «керенок» понесло зна­чительные убытки, что, безусловно, роняло престиж «омской» власти. В итоге к осени 1919 г. антибольшевистская государственность востока России практически полностью утратила влияние на денежный рынок.

Проблемой финансовой сферы на востоке России было фальшивомо­нетничество, делившееся по типам подделываемых денежных знаков на подделку местных денег, подделку общегосударственных денег и сурро­гатов и подделку «сибирских» денег. Падение курса местных бон к весне 1919 г. сделало их малопривлекательными для подделки, поэтому внима­ние фальшивомонетчиков переключилось на купоны ценных бумаг и «керенки». Немного позже «излюбленной целью» подделки стали «сибирские» денежные знаки. Рост эмиссии при отсутствии должных технических условий и материалов для печатания денежных знаков привел к падению качества «сибирских» краткосрочных обязательств и казначейских знаков, ведя к развитию фальшивомонетничества. Подделка «сибирских» денег географически была всесторонней: их изготовляли в Сибири, на Дальнем Востоке, в полосе отчуждения КВЖД и Японии, а также в РСФСР для снабжения советского подполья. Активизация поступления в обращение фальшивых «сибирских» денег произошла осенью 1919 г., когда у правительства А. В. Колчака в условиях военных неудач не было возможностей пресечь действия фальшивомонетчиков. В итоге постоянный финансовый дисбаланс не позволил антибольшевистским властям унифицировать денежный рынок, а рост эмиссии при низком качестве денег сводил на нет борьбу с фальшивомонетничеством.

Третья глава «Денежное обращение в период восстановления со­ветской власти в Сибири (август 1919 – ноябрь 1920 г.)» освещает ключевые мероприятия советской политики в сфере денежного обращения на территории региона в указанный период.

В первом параграфе «Аннулирование «сибирских» денежных зна­ков» показано влияние отмены хождения денежных знаков антибольше­вистских властей на социально-экономическую сферу территорий, кон­тролируемых Сибревкомом в период восстановления в регионе советской власти в 1919-1920 гг.

Запрет хождения белогвардейских денежных знаков на территориях, вновь присоединяемых к РСФСР, определялся резолюцией главы НКФ Н. Н. Крестинского от 9 апреля 1919 г. Соответствующий циркуляр для исполнения был направлен Наркомфином в Сибревком. По мере присоединения к РСФСР территорий Сибири конфискационному обмену, происходившему в период с августа 1919 по февраль 1920 г., подлежали все виды белогвардейских денежных знаков. Недействительными также объявлялись квитанции о сдаче в обмен «керенок» и местных денежных знаков, выданные Минфином правительства А. В. Колчака.

Запрет хождения «сибирских» денежных знаков революционными властями объявлялся в течение первых недель (а иногда и дней) с момента восстановления советской власти в населенном пункте. Но в подавляющем большинстве случаев присылка советской денежной наличности не была налажена, поэтому местная жизнь в буквальном смысле останавливалась по причине отсутствия каких-либо наличных денег, требовавшихся для обеспечения текущих нужд, осуществления расчётов и платежей. Подобное положение дел крайне затрудняло деятельность ряда организаций и предприятий. Однако основные издержки по аннуляции несли рядовые граждане. Местными властями компенсация убытков от аннулирования «сибирских» денежных знаков в виде выплаты единовременных пособий была предусмотрена лишь для отдельных категорий населения (пролетариата, среднего и бедного крестьянства, красноармейцев и участников партизанских формирований). При этом выплачиваемые пособия не покрывали реальных материальных потерь населения.

Аннуляция «сибирских» денежных знаков стимулировала товарно-денежную спекуляцию среди населения, стремившегося любым способом сохранить свои сбережения. Аннулирование белогвардейских денег в Сибири по сравнению с другими местностями, где советской властью проводились аналогичные мероприятия, имело свои отличия. Особенности были связаны с объёмом «сибирской» эмиссии, значительным геогра­фическим ареалом хождения выводимых из обращения денег и большим количеством их держателей. Всё это объясняет высокую степень отрица­тельного влияния данной процедуры на социально-экономическую об­становку в регионе и материальное положение населения. Как политиче­ский шаг аннулирование не несло существенной экономической угрозы для эмитента изымаемых денежных знаков.

С июля 1921 г. согласно специальному указанию Наркомфина все, изъятые на тот момент из обращения денежные знаки различных эмитентов, в виду представляемого ими исторического интереса подлежали отсылке из регионов в Центр для целей коллекционирования.

Во втором параграфе «Мероприятия по преодолению денежного дефицита» показаны пути решения проблемы денежного дефицита в период восстановления советской власти в регионе в 1919-1920 гг.

С присоединением к РСФСР территорий Сибири вопрос снабжения финансовым подкреплением являлся не менее актуальным, чем аннули­рование «сибирских» денег. Централизованное снабжение территорий Сибири советским денежным подкреплением началось с октября 1919 г. Однако неудовлетворительное состояние почтово-телеграфных связей и транспорта настолько затруднило своевременное инструктирование ме­стных властей и присылку денежного подкрепления, что для ослабления возникшего финансового кризиса в Сибири ревкомам неоднократно пришлось прибегнуть к выпуску собственных денежных суррогатов. Так, в Тюмени в августе 1919 г. по указанию местного ревкома в обращение были пущены штемпелёванные «сибирские» краткосрочные обязательства номиналами до 500 руб. включительно; в Красноярске в январе 1920 г. вместо советских денег использовали специальные долговые обязательства губернского ревкома; в Бийске в январе-феврале 1920 г. уездный ревком выпустил свои «расчётные чеки» номиналами 250 и 1000 руб. Неосуществлёнными остались эмиссии штемпелёванных «сибирских» краткосрочных обязательств в Акмолинске (декабрь 1919 г.) и бон для Алтайской губернии в Барнауле (февраль 1920 г.).

Для преодоления денежного дефицита на подконтрольной территории Сибревком с санкции НКФ РСФСР в Иркутске в феврале-июне 1920 г. выпустил в обращение по нарицательной стоимости запас облигаций и купонов IV и V разрядов 4½% Внутреннего выигрышного займа 1917 г., огрифованных Иркутской ЭЗГБ. Денежные суррогаты, выпущенные по указанию Сибревкома, впоследствии получили официальное хождение наравне с советскими денежными знаками и за пределами Сибири.

К лету 1920 г. в Сибири значительно обострился разменный дефицит, угнетавший социально-экономическую сферу региона. В видении местных властей причинами усугубления денежного дефицита были плохо отлаженное сметно-кассовое дело, тезаврация разменных денежных знаков населением и спекуляция. Ревкомы вводили ограничения на размен, кассовую выдачу, приём в платежи и право держания мелкой наличности. Вновь не обошлось без локальных эмиссий: в Барнауле в начале июля 1920 г. городской потребительской комунной были выпущены особые боны, приравненные к денежным знакам РСФСР.

Центр в течение 1920 г. оптимизировал транспортные каналы, исполь­зуемые для присылки денег в сибирский регион. Централизованное распределение денежной наличности проводилось особой межведомственной комиссией, созданной при НКФ РСФСР. К концу 1920 г. поступление денежного подкрепления в Сибирь стало относительно стабильным и соответствующим потребностям региона. Однако вплоть до осени 1921 г. в кассах сибирских финансовых учреждений существовал особый фонд – разменный (запасный) капитал.

В силу военно-политических обстоятельств унификация денежного обращения в сибирском регионе затянулась. На советскую денежную систему к концу 1920 г. полностью перешли Западная Сибирь, Енисейская и Иркутская губернии и Якутская область. После падения режима атамана Г. М. Семёнова осенью 1920 г. Забайкалье вошло в состав Даль­невосточной республики, которая в течение всего времени своего суще­ствования имела отдельную денежную систему. «Буферные» денежные знаки на территории РСФСР не имели платёжной силы, но Иркутским губернским финансовым отделом денежные знаки ДВР (кроме «амери­канских» бон номиналом 50 коп.) могли обмениваться на советские де­нежные знаки. Реформа 1922-1924 гг. стабилизировала и унифицировала денежное обращение на территории СССР, было налажено снабжение окраинных местностей общегосударственным денежным подкреплением.

В заключении приведены основные итоги диссертационного исследования и сформулированы выводы.

Денежное обращение, оказывающее значительное влияние на соци­ально-экономическую сферу, является индикатором положения дел внутри страны. Период революции и Гражданской войны в России 1917-1920 гг., характеризуемый политической нестабильностью, наглядно это иллюстрирует.

Кризис верховной власти в 1917 г. привёл к упадку местных финансов, что было характерно для ряда регионов России, в том числе и Сибири. В период установления советской власти в Сибири провинциальная администрация сталкивались с саботажем чиновников, перебоями в присылке денег, проблемами ввода в обращение денежных суррогатов. Но локальная эмиссионная практика в Сибири в 1917-1918 гг., несмотря на тяжесть положения местных властей, была минимизирована.

Боевые действия Гражданской войны на востоке России летом 1918 г. повлекли за собой политическое обособление окраин и трансформацию денежного обращения. С подавлением советского сопротивления осенью 1918 г. и оформлением в регионе антибольшевистской государственности начался новый этап функционирования денежного обращения. Эмиссия денег и унификация денежного рынка были главными направлениями финансовой политики антибольшевистских властей, которая должна была обеспечить автономность функционирования «белого» востока России. Но неверные механизм и приоритетность преобразований в условиях давления разного рода обстоятельств не позволили антибольшевистским властям реализовать на практике задуманное.

В период восстановления советских порядков в Сибири в 1919-1920 гг. для нормализации денежного обращения власти должны были решить две задачи. Во избежание усугубления хаоса денежной сферы и спекуляции на занятых большевиками территориях Сибири первой задачей было аннулирование и изъятие «сибирских» денег. Но отмена белогвардейских денег при отсутствии советского подкрепления, провоцировала денежный дефицит. В связи с этим второй задачей было обеспечение региона необходимым количеством советских денег. Спешная аннуляция денег правительства А. В. Колчака была масштабным и болезненным действием для сибирского денежного рынка, ударившим по деятельности различных организаций, учреждений и материальному состоянию населения.

Дезорганизованное почтово-телеграфное и транспортное сообщение приводило к плохому снабжению денежным подкреплением, а отсутствие у провинциальных властей необходимых инструкций по управлению финансами в совокупности с наличием чрезвычайных полномочий и общим давлением обстоятельств позволяли местным властям самостоятельно регулировать денежное обращение на подконтрольной территории (вплоть до выпуска собственных денежных знаков). Жёсткими мерами к 1921 г. на подконтрольной РСФСР территории сибирского региона удалось достичь единообразия в денежном обращении, изъяв белогвардейские деньги и ранее допускавшиеся к хождению денежные суррогаты, а также пресекая деятельность всех эмитентов. Постепенная унификация денежного рынка Сибири стала залогом дальнейших преобразований общегосударственного масштаба, осуществлявшихся в 1922-1924 гг.: добившись политической стабильности в регионе, удалось достигнуть определённой устойчивости в сфере денежного обращения.

В 1917-1920 гг. в России наряду с экономическими функциями денег проявляется иная роль денежных знаков, связанная с политическими мотивами эмитента. Сфера денежного обращения была такой же областью столкновения идейных взглядов, как и борьба за политическое господство. Противостояние идеологий и правительств экстраполировалось на сферу денег. Эмитенты, лоббируя политические интересы, использовали финансовую политику. Выпуская новые деньги, эмитент позиционировал их как «настоящие», «твёрдые», противопоставляя себя политическим оппонентам, печатавшим «необеспеченные бумажки». Конфронтация политических сил в сфере денег в Сибири происходила вплоть до окончания основных боевых действий Гражданской войны.

Опыт функционирования денежного обращения на территории Сибири в период революции и Гражданской войны доказал тесную взаимозависимость между экономическим и политическим балансом в государстве. Всякие нарушения равновесия в области финансов, подчеркивается в заключении, чреваты малоприятными последствиями, основное бремя которых несёт на себе население страны.

В приложениях приведены статистические сведения об эмиссионной политике различных властей в Сибири в 1918-1920 гг., изображения денежных знаков, имевших хождение в регионе в изучаемый период.

 

По теме диссертации опубликованы следующие работы

 

Монографии:

 

1. Главный банк России в Томске 1865-2010: исторические очерки / Л. А. Арых, Л. С. Неверова, В. В. Панова, Д. И. Петин [и др.]. – Томск : Изд-во ТПУ, 2010. – 332 с. : ил., фото. (авт. вкл. 0,82 п.л.).

 

Статьи в ведущих рецензируемых научных

изданиях и журналах, рекомендованных ВАК:

 

2. Петин, Д. И. Мероприятия денежной политики советской власти на территории Сибири в 1919-1920 гг. / Д. И. Петин // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». – 2009. – № 3. – С. 20-24 : ил. (0,45 п.л.).

3. Петин, Д. И. Кредитные билеты Центросибири как источник по истории денежного обращения в Сибири в период Гражданской войны / Д. И. Петин // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». – 2009. – № 6. – С. 8-12 : ил., табл. (0,54 п.л.).

4. Петин, Д. И. Денежные суррогаты Сибирского революционного комитета как источник по истории отечественного денежного обращения / Д. И. Петин // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». – 2010. – № 1. – С. 16-20 : ил. (0,52 п.л.).

5. Петин, Д. И. Фальшивые краткосрочные обязательства Государственного казначейства правительства А. В. Колчака: источниковедческий подход в изучении бумажных денежных знаков / Д. И. Петин // Вестник Тюменского государственного университета. – 2010. – № 1. – С. 79-84 : ил. (0,38 п.л.).

6. Петин, Д. И. Денежное обращение и финансовая политика советской власти в Сибири в 1919-1920 гг. / Д. И. Петин // Гуманитарные науки в Сибири. – 2010. – № 2. – С. 44-47 : табл. (0,47 п.л.).

7. Петин, Д. И. Ликвидация финансовых затруднений на Алтае в период восстановления советской власти (1919-1920): опыт Бийского уездного ревкома / Д. И. Петин // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». – 2010. – № 3. – С. 28-31 : ил. (0,54 п.л.).

8. Петин, Д. И. Акцептированные чеки Томского отделения Государственного Банка как источник для изучения денежного обращения Сибири в период Гражданской войны / Д. И. Петин // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». – 2010. – № 4. – С. 16-20 : ил., табл., фото. (0,47 п.л.).

 

Статьи и тезисы:

9. Петин, Д. И. К вопросу о неофициальных названиях денежных знаков территорий бывшей Российской Империи в период Гражданской войны / Д. И. Петин // Материалы XLVI Междунар. науч. студ. конф. «Студент и НТП» : История / НГУ. Новосибирск, 2008. – С. 121-123 : табл. (0,1 п.л.).

10. Петин, Д. И. Советская бонистика (1917-1991 гг.) // Наука. Технологии. Инновации // Материалы всерос. науч. конф. молодых учёных в 7 частях. Новосибирск : НГТУ, 2008. Ч. 7. – С. 36-38. (0,1 п.л.).

11. Петин, Д. И. Аннулирование «омских» денег советской властью в Сибири (1919-1920) / Д. И. Петин // Материалы XLVII Междунар. науч. студ. конф. «Студент и НТП» : История / НГУ. Новосибирск, 2009. – С. 134-135. (0,12 п.л.).

12. Петин, Д. И. Признаки подделки кредитных билетов образца 1918 г. / Д. И. Петин // Динамика систем, механизмов и машин: материалы VII Междунар. науч.-техн. конф. Кн. 4. – Омск : ОмГТУ, 2009. – С. 62-65 : ил. (0,22 п.л.).

13. Петин, Д. И. «Омские» денежные знаки с надпечаткой Тюменского отделения Народного Банка как источник по изучению денежного обращения Сибири в период Гражданской войны / Д. И. Петин // Западная Сибирь и сопредельные территории: демографические и социально-исторические процессы (XVIII-ХХ вв.): материалы Всерос. науч.-практ. конф., посв. 90-летию проф. А. Д. Колесникова (8-9 декабря 2009 г.). – Омск : СибАДИ, 2009. – С. 294-302. (0,36 п.л.).

14. Петин, Д. И. Денежные знаки и политика советской власти в области денежного обращения в Сибири в 1919-1920 гг.: к постановке историографии вопроса / Д. И. Петин // Историография источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин : материалы XXII междунар. науч. конф. Москва, 28-30 янв. 2010 г. / редколл. : М. Ф. Румянцева (отв. ред) и др. ; РГГУ, ИАИ, каф. источниковедения и вспомогат. ист. дисциплин. – М. : РГГУ, 2010. – С. 316-319. (0,15 п.л.).

15. Петин, Д. И. Коллекционные фальсификаты с надпечаткой «ЯВЛЕНЪ в Тюменское ОГБ» / Д. И. Петин // Номизма. – 2010. – № 1. – С. 203 : ил. (0,06 п.л.).

 

Подписано в печать 29.03.2011. Формат 60х80 1/16. Бумага офсетная.

Гарнитура Times New Roman. Усл. печ. л. 1,75. Тираж 110 экз. Заказ 777.

Отпечатано с готового оригинал-макета в типографии «RDS-Company»

644050, г. Омск, пр. Мира, 34. Тел. 345-391.


 

[1] Альбицкий П. Как проводилась финансовая политика в Сибири // Известия НКФ. 1921. Май-июль. С. 22-25; Он же. Работа финансовых органов в связи с аннуляцией колчаковских денежных знаков // Известия НКФ. 1921. 1 сент. С. 22-24; К-нев С. (Кистенёв С.) Денежные суррогаты // Известия НКФ. 1919. 3 окт. С. 5-9; Матч Э. Наши финансы // Октябрьский сборник. Тюмень, 1922. С. 30-38; О финансовой политике в Сибири // Известия НКФ. 1919. 1 сент. С. 24; Порядок аннулирования белогвардейских знаков // Известия НКФ. 1919. 25 окт. С. 5; Деятельность Тюменского губфинотдела // Известия НКФ. 1920. 15 марта. С. 9-10; Денежное обращение во вновь присоединённых территориях // Известия НКФ. 1920. 3 апр. С. 4; Провинциальные финотделы // Известия НКФ. 1920. 20 ноября. С. 5-7.

[2] Юровский Л. Н. На пути к денежной реформе М., 1924; Он же. Денежная политика советской власти (1917-1927). М., 1928; Наше денежное обращение. М., 1926; Погребецкий А. И. Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период Войны и Революции (1914-1924). Харбин, 1924; Сафонов М. С. Бонные эмиссии Прибайкалья 1918 г. // Советский коллекционер. 1930. № 7. С. 169-172; Он же. Бонные эмиссии Прибайкалья // Советский коллекционер. 1930. № 10. С. 249-253.

[3] Кардаков Н. И. Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769-1950 гг. Берлин, 1953.

[4] Рощевский П. И. Ликвидация финансовых затруднений в Западной Сибири после изгнания колчаковцев в 1919 г. // Уч. зап. Свердловского и Тюменского педагог. ин-тов. Истор. сб. 1969. Вып. 2. С. 23-33; Флёров В. С. Из истории денежного обращения в Сибири в период иностранной интервенции и Гражданской войны // Труды Томского областного краеведческого музея. Томск. Т. VI. Вып. 2. С. 11-20; Наволочкин Н. Д. Дело о полутора миллионах. Хабаровск, 1982; Бумажные деньги России, СССР и Казахстана (1769-1961 гг.) / Сост. В. В. Глобенко. Акмола, 1992; Вожегов Г. Н. Безмолвные проповедники. Омск, 1992.

[5] Miroslav Mixa. Ruské peníze tištěné čs. vojenskou litografií. Praha, 1983.

[6] Рябченко П. Ф., Нибак В. И. Полный каталог бумажных денежных знаков и бон России и СССР (1769-1990 гг.). Киев, 1991.

[7] Рынков В. М. Финансовая политика антибольшевистских правительств востока России (вторая половина 1918 - начало 1920 гг.). Новосибирск, 2006; Алямкин А. В., Баранов А. Г. История денежного обращения в 1914-1924 гг. (по материалам Зауралья). Екатеринбург, 2005; Алямкин А. В. Денежное обращение в контексте политической и социально-экономической жизни Зауралья: автореф. дисс. канд. ист. наук : 07.00.02 / КГУ. Челябинск, 2006; Баранов А. Г. Борьба с фальшивомонетчиками в колчаковской России // Труды МГГУ Правительства Москвы. 2005. Вып. 6. С. 40-59.

[8] Ходяков М. В. Деньги революции и Гражданской войны: денежное обращение в России. 1917-1920 гг. СПб., 2009; Шиканова И. С. Страницы отечественной истории в бумажных денежных знаках. М., 2005; Парамонов О. Американские полтинники // Родина. 1998. № 9. С. 74-79; Ломкин А. В. Экономическая политика Белого движения на Юге России и в Сибири. М., 2008; Николаев Р. В. Деньги – Время – Власть. СПб., 2002; Денисов И. Ю. Денежное обращение и денежно-финансовая политика на территории Урала, Сибири и Дальнего Востока в 1917-1922 годах : автореф. дисс. канд. ист. наук : 07.00.02 / ОмГПУ, Омск, 2010.

[9] Козлов В. Ю. Боны и люди. Денежное обращение Урала: 1830-1933. Екатеринбург, 2000; Кац Л. З., Малышев В. П. Энциклопедия бумажных денежных знаков России. Т. I. Правительственные эмиссии 1769-1995. СПб., 1998; Чагин В. В. Денежные знаки лагерей военнопленных и частей Чехословацкого корпуса в Сибири, Средней Азии и на Дальнем Востоке (1916-1920). Красноярск, 2009. и др.

[10] Белый Восток: финансы и политика (1918-1919 гг.) / Антибольшевистская Россия 1917-1947. [М.]. 2004-2010. URL: http://www.antibr.ru/reader/ah_vostfin_ksd.html; Атаман Семёнов. Вопросы государственного строительства. Чита, 2002; Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917-1920 гг.). Свердловск, 1967; В борьбе с контрреволюцией. Омск, 1959; За спиной Колчака. М., 2005; Западно-Сибирский комиссариат Временного Сибирского правительства (26 мая – 30 июня 1918 г.). Новосибирск, 2005; Подвиг Центросибири. Иркутск, 1986. и др.

[11] Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства. М., 1918-1920; Декреты советской власти. Т. 1-11. М., 1957-1983; Собрание узаконений и распоряжений Временного Сибирского правительства. Омск, 1918; Сборник декретов и распоряжений по финансам. В 3 т. Петроград, 1920-1921; Собрание постановлений и узаконений Сибревкома. Омск, 1919.

[12] Аничков В. П. Екатеринбург-Владивосток (1917-1922). М., 1998; Болдырев В. Г. Директория. Колчак. Интервенты. Новониколаевск, 1925; Вологодский П. В. Во власти и в изгнании. Рязань, 2006; Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. М., 2007; Семёнов Г. М. О себе. М., 2002; Серебренников И. И. Гражданская война в России: Великий отход. М., 2003; Устрялов Н. В. Белый Омск. Дневник колчаковца // Русское прошлое. 1991. № 2. C. 283-338; Центросибирцы. М.-Л., 1927; Рябиков В. В. Центросибирь. Новосибирск, 1949; Он же. Иркутск – столица революционной Сибири. Иркутск, 1957; Он же. Н. Н. Яковлев – председатель Центросибири. Новосибирск, 1959; Никифоров П. М. Записки премьера ДВР. М., 1974; Горький А. М. О единице // Новый мир. 1960. № 11. С. 57-63; Иванов В. В. По Иртышу. Омск, 1982; Яковенко В. Г. Записки партизана. Красноярск, 1968; Романов Н. С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. Иркутск, 1994.

[13] Известия ВЦИК (Москва), Центросибирь (Иркутск, Верхнеудинск), Известия Западносибирского и Омского облисполкома Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов (Омск), Известия НКФ (Москва), Прибайкалье (Верхнеудинск), Советская Сибирь (Омск), Алтайский коммунист (Барнаул), Власть труда (Иркутск), Знамя революции (Томск) и др.

[14] Сибирский вестник (Омск), Вестник Временного Всероссийского правительства (Омск), Правительственный вестник (Омск, Иркутск), Наша газета (Иркутск), Вестник финансов, промышленности и торговли (Омск), Русская армия (Омск) и др.

[15] Акмолинские областные ведомости (Омск), Воля народа (Семипалатинск), Вестник Томской губернии (Томск), Забайкальская новь (Чита), Русский восток (Чита) и др.

[16] Ф. Р-143 «Центральное управление Госбанка Российского правительства»; Ф. Р-198 «Особенная канцелярия по кредитной части Минфина Российского правительства»; Ф. Р-1584 «Экспедиция заготовления государственных знаков (бумаг)»; Ф. Р-8310 «Сибревком».

[17] Ф. 7733 «Минфин СССР»; Ф. 2324 «Народный (Государственный) Банк РСФСР».

[18] Ф. Р-1 «Сибревком».

[19] «Тюменский губревком» (ГУТО ГАТО. Ф. Р-1); «Исполком Тюменского губернского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов» (ГУТО ГАТО. Ф. Р-2); «Исполком Омского облсовета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов» (ИсА ОО. Ф. Р-284); «Омский губревком» (ИсА ОО. Ф. Р-26); «Новониколаевский (Томский) губревком» (ГАНО. Ф. Р-1137); «Томский губревком» (ГАТО. Ф. Р-53); «Иркутский военно-революционный комитет» (ГАИО. Ф. Р-1800); «Алтайский губревком» (ГААК. Ф. Р-9); «Комиссар по внутренним делам СНК города Читы Забайкальской области» (ГАЗК. Ф. Р-51) и др.

[20] «Финотдел исполкома Тюменского губернского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов» (ГУТО ГАТО. Ф. Р-71); «Тюменское городское отделение Госбанка» (ГУТО ГАТО. Ф. Р-352); «Омская казённая палата» (ИсА ОО. Ф. 1711); «Омский губфинотдел» (ИсА ОО. Ф. Р-238); «Томское отделение Госбанка» (ГАТО. Ф. 149); «Томское губернское казначейство» (ГАТО. Ф. 198); «Финотдел Томского губисполкома» (ГАТО. Ф. Р-175); «Барнаульский финотдел исполкома уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» (ГААК. Ф. Р-108); «Финотдел Иркутского губисполкома» (ГАИО. Ф. Р-260); «Читинское отделение Госбанка» (ГАЗК. Ф. 59); «Забайкальское губернское казначейство» (ГАЗК. Ф. 121); «Канцелярия управляющего ведомством финансов Российской Восточной Окраины» (ГАЗК. Ф. 355); «Читинское отделение Госбанка Минфина ДВР» (ГАЗК. Ф. Р-624) и др.

[21] «Сибирская комиссия по изучению истории коммунистической партии» (ГАНО. Ф. П-5); «Рощевский Павел Иванович» (ГУТО ГАСПИТО. Ф. 4060); «Отдел по собиранию и изучению материалов истории Компартии и Октябрьской революции при Иркутском обкоме ВКП (б)» (ЦДНИИО. Ф. 300); «Областное государственное учреждение «Государственный архив новейшей истории Иркутской области» (ЦДНИИО. Ф. 393); «Документы о борьбе за установление советской власти и социалистическом строительстве» (ЦДНИТО. Ф. 4204).

[22] Исследованы тематические фонды Алтайского государственного краеведческого музея, Забайкальского краевого краеведческого музея им. А. К. Кузнецова, Омского государственного историко-краеведческого музея, Томского областного краеведческого музея, музейно-экспозиционного фонда ГУ Банка России по Томской области и 11 частных коллекций.

 

Статьи по бонистике - Гражданская война

  

© 2011 При использовании этих материалов ссылка на сайт "FOX NOTES" www.fox-notes.ru обязательна

 
 

ГЛАВНАЯ   КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ     СПРАВОЧНАЯ    ПОРТАЛ   КОНТАКТЫ   ЕМАИЛ   ССЫЛКИ   ЗАМЕТКИ

 

 

Яндекс
 

 

КАТАЛОГ

СТАТЬИ ДОКУМЕНТЫ БИБЛИОГРАФИЯ АЛФАВИТНЫЕ УКАЗАТЕЛИ
РОССИЯ Государственные выпуски Подборка законов Российская Империя Каталоги России Алфавитный указатель городов России
ЕВРОПА Гражданская война БГК, законодательство Каталоги общие Нотгельды Германии
АЗИЯ Частные выпуски Подборка законов РСФСР-СССР-РФ Каталоги Германии Нотгельды Австрии
АФРИКА Военные выпуски Документы Банка России Каталоги Польши США NBN индекс городов
СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА Иностранные Государства Документы Гражданской войны Каталоги Европы США NBN USA индекс # чартеров
ЮЖНАЯ АМЕРИКА Фальшивомонетничество Законодательство Германии Каталоги Азии Поисковый индекс по странам
АВСТРАЛИЯ Водяные знаки РСФСР Законодательство государств Европы Каталоги США Поисковый индекс по бонам России

©  WWW.FOX-NOTES.RU

Все права защищены. Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация, перепечатка или любое другое распространение информации сайта FOX NOTES (www.fox-notes.ru), в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны администрации сайта FOX NOTES. При цитировании информации наличие активной гиперссылки ссылки на сайт www.fox-notes.ru обязательно.